Лучшие летчики Первой Мировой войны.

Итак, представляю вашему взору подборку лучших асов Первой Мировой войны.
Как известно летчики все были дворянских родов, и чуть ли не знали друг друга и учились в одних школах, и уважение к противнику было на высшем уровне.



Самый выдающийся ас Российской Империи.
За три года войны Казаков сбил лично 17 и в групповых боях ещё 15 самолётов противника и был признан самым результативным российским лётчиком-истребителем периода Первой мировой войны. В некоторых публикациях указывается, что он сбил 32 самолета лично, но скорее всего их авторы объединяют личные и групповые победы Казакова.
1 августа 1919 года Казаков погиб в авиакатастрофе.


Аргеев Павел Владимирович.
Второй по результативности Российский ас.
На его счету было 15 самолетов противника.
30 октября 1922 года, летя с грузом почты из Праги в Варшаву, погиб в авиакатастрофе в Чешских Татрах, в районе Трутнова (Трантенау), врезавшись в густом тумане в скалу.
Похоронен в Париже.


Италия.
Франческо Барака

Самый результативный ас Италии за Первую Мировую войну да и пожалуй за все войны Италии.
На его счету 34 самолета противника, сам погиб при неизвестных обстоятельствах 19 июня 1918 года.
Так же он известен своим гарцующем жеребцом который впоследствии был получен от матери Франческо гонщиком Энцо Феррари.
Именно этот жеребец является эмблемой автомобилей Феррари.


Англия.

Рой Браун.

И хоть Рой является не самым результативным асом Британии за Первую Мировую войну, но
именно его я решил включить в свой рейтинг по причини его выдающейся победы-ведь он считается
виновником гибели лучшего аса Первой Мировой-Манфреда фон Рихтгофена 21 апреля 1918 года.
22 Апреля Рой принял участие в похоронах «Красного Барона», вот как он сам описывает те события:
«В горле у меня стоял ком. Если бы он был моим лучшим другом — моё горе было бы точно таким же.»

США
Эдвард Рикенбакер
был одним из самых результативных американских пилот истребителей 1-й Мировой войны. Всего на его счету числится 26 сбитых самолетов противника.
После войны стал бизнесменом. Во время 2-й Мировой выполнял специальные задания для ВВС США, в том числе и на территории СССР.


Франция.
Рене Фонк


Французский лётчик-истребитель Первой мировой войны,
с 75 сбитыми самолётами противника является асом № 1 Антанты и вторым асом всей войны (после Манфреда фон Рихтгофена).


Германия.
Манфред Фон Рихтгофен.


Ма́нфред А́льбрехт фрайхерр фон Рихтго́фен- Германский лётчик-истребитель, ставший лучшим асом Первой мировой войны с 80 сбитыми самолётами противника. Он широко известен по прозвищу «Красный барон», которое он получил после того, как ему пришла мысль покрасить в ярко-красный цвет фюзеляж своего самолета Albatros D.V., затем Fokker Dr.I., и благодаря своей принадлежности к немецкому баронскому дворянскому сословию фрайхерр.
До сих пор считается многими «асом из асов».


Гибель
Вот что пишут по гибели лучшего аса Первой Мировой:
Обратимся вновь к письменам Рихар­да Венцля:
— Рихтгофен всегда стремился проявить себя во всем. Он хотел слетать из Фрейбурга в Брейсгау вместе с Вольфсхеном (Ганс-Иоахим Вольф по прозвищу волчонок, Wolffchen) поохотиться в Черном лесу. Все было готово — дело за погодой.
Возможно Рихтгофен раздумал ле­теть, рассчитывая в короткий срок дог­нать свой победный счет до сотни, воз­можно — были иные причины. В роковой день 21 апреля Рихтгофен совершил несколько ошибок.
Летчикам JG I была поставлена зада­ча расчистить небо над долиной Соммы восточнее Амьена, чтобы позволить двухместным разведчикам сфотографи­ровать позиции австралийской артилле­рии в районе моста Морланкур. Эти пуш­ки представляли угрозу для концентри­рующихся в районе Хамеля перед ата­кой Амьена войск. Боевое задание пред­полагало наступательные действия лет­чиков «Цирка Рихтгофена», а не типич­ный полет на патрулирование и перехват неприятельских самолетов над террито­рией, занятой германцами.
Утром 21 апреля фон Рихтгофен на своем красном триплане Dr.l 425/17 возглавил группу Фоккеров и «Альбатро­сов».


Над линией фронта немцы встретили пару разведчиков RE.8 из 3-й эскад­рильи австралийского авиационного корпуса. Красноносые трипланы атако­вали самолеты противника, однако на самолете барона отказали пулеметы. В то же время наблюдатель одного из развед­чиков угостил хорошей очередью Dr.l лейтенанта Ганса Вейсса, перебив ему тягу управления рулем направления. Вейсс вышел из боя.
Рихтгофен обнаружил обрыв спусковых тяг пулеметов. Стрелять можно было только вручную, для чего необходимо было наклоняться к самой приборной доске. Для удобства барон отстегнул при­вязные ремни.
Перестроившись после атаки разведчиков, германские самолеты столкнулись с «Кэмелами» из 209-й британской эскадрильи. Британские истребители вел в бой опытнейший командир канадец капитан А. Рой-Браун. Теперь известно, что с обо­их сторон в бою принимали участие нович­ки: кузен Рихтгофена Вольфрам по прозви­щу Ульф на Dr. 1 и Уилфред Мэй (школь­ный приятель Брауна) на «Кэмеле».
Мэй пытался атаковать самолет Вольфрама фон Рихтгофена, однако пулеметы на «Кэмеле» отказали. Мэй взял курс до­мой. Это заметил риттмейстер, которому не терпелось одержать 81-ю победу.
Как уже говорилось, в тот фатальный день Рихтгофен допустил сразу несколь­ко ошибок. С самого начала он не учел направления дувшего в тот день ветра. Обычно над Северной Францией ветер дует с запада на восток, но поздним ут­ром 21 апреля ветер дул с востока на за­пад. Германские летчики-истребители считали, что дующий с запада на восток ветер дает им преимущество. Попутный ветер «затягивал» британские самолеты вглубь территории, контролируемой нем­цами, в то же время британцам приходи­лось возвращаться к линии фронта про­тив ветра — скорость самолетов падала. Рихтгофен не учел направления ветра, ко­торый оказался для немцев попутным. Бла­годаря восточному ветру Рихтгофен ока­зался западнее, чем рассчитывал, над тер­риторией занятой британскими войсками.
Как правило, германские летчики не пересекали линию фронта, делая исклю­чения только для атак целей наивысше­го приоритета — аэростатов и некоторых самолетов-разведчиков.
Мэй снизился до самой земли, надеясь оторваться от триплана, маневрируя среди холмов и деревьев. Фон Рихтгофен неотступно следовал за своим визави. Из-за постоянного отвлечения внимания на пулемет барон вскоре столкнулся сразу с двумя проблемами.
Первой проблемой стал подлетевший слева «Кэмел» Роя Брауна, вторая — вы­соты южнее Соммы.
Рихтгофен легко увернулся от атаки Роя Брауна, однако с хвоста «Кэмела» молодого летчика ас сорвался. Рихтгофен стал набирать высоту, чтобы пересечь возвышенность. Попутно барону подвер­нулся какой-то левый «Кэмел». Британс­кий истребитель уцелел только благода­ря окончательному отказу вооружения на красном Dr.l. Рихтгофену оставалась лишь одна дорога — как можно скорее на восток, к высоте Морланкурт.
По триплану велся ожесточенный огонь с земли. Сразу как только триплан перевалил гребень высоты Рихтгофен получил сквозное ранение, пуля вошла в спину и вышла чуть ниже левого соска — в районе сердца.
Опытный летчик на автомате выклю­чил двигатель, перекрыл топливную ма­гистраль, после чего стал пытаться поса­дить самолет. У тяжелораненого аса не хватило сил выполнить посадку по всем правилам. Триплан при касании земли снес шасси, летчик дополнительно к ра­нению получил еще и травмы. Когда к самолету подбежали британские артил­леристы, Рихтгофен был еще жив. Умер он через несколько минут.
Ошибки Рихтгофена стоили ему жизни. Он ошибся при выборе места боя, так как не учел направление и скорость вет­ра. В бою Рихтгофен оторвался от ведо­мых, которые обычно страховали коман­дира от атак сзади. Барон в тот день ле­тал слишком низко, промедлил с реше­нием возвращаться домой по причине отказа оружия.


Еще один выдающийся человек из Рихтгофенов.
Лотар Фон Рихтгофен.


Младший брат Красного Барона.

Как и старший брат войну начал в кавалерии. Перевелся в Luftstreitkräfte в 1915 году. Поступил в Jasta-11 6 марта 1917 года. К окончанию Кровавого Апреля имел 16 побед. После смерти Красного Барона некоторое время командовал Jasta-11.

К 13 мая Лотар имел уже 23 победы. 13 мая был ранен огнем противовоздушной обороны. 14 мая был награжден орденом Pour le Mérite. Из-за ранения не принимал участия в боевых действиях 5 месяцев.

Последнюю победу одержал 12 августа 1918 года на самолете Fokker DVII. За время войны был ранен три раза. С учетом времени, проведенного в госпиталях, его можно назвать самым эффективным асом Первой Мировой.

После войны работал в коммерческой авиации. Погиб в авиакатастрофе 4 июля 1922 года. У пассажирского самолета D1481 Берлин-Гамбург отказал двигатель.


Вернер Фосс
Родился в Крефельде в еврейской семье. «Крефельдский Гусар». 48 побед.
Войну начал Вестфальском гусарском полку в 1914. Перевелся в авиацию. Проходил обучение в Игельсберге. Был направлен в Jasta 2 Освальда Бёльке. Летал вместе с Манфредом фон Рихгтофеном (Красный Барон). Albatros D.III Вернера был украшен свастикой и сердцем. За 4 месяца в Jasta 2 одержал 25 побед. Красный Барон считал его своим лучшим другом и главным конкурентом.

17 марта 1917 получил орден Pour le Merite.
В мае 1917 после скандала был переведен в Jasta 5. В Jasta 5 пробыл всего 1 месяц. 28 июня 1918 переведен на должность командира в Jasta 29. Через 5 дней назначен командиром Jasta 14. В конце июля 1917 Манфред фон Рихгтофен назначил его командиром Jasta 10. После этого счет побед Фосса снова начал расти.

23 сентября Фосс одержал 48-ую победу, и собрался уезжать в отпуск. Но решил совершить еще один боевой вылет. Один напал на 7 британских самолетов 60 и 56 эскадрильи в составе которых был майор Джеймс МакКудден. Был сбит лейтенантом Артуром Дэвидсом (25 побед). Упал под Фрезенбургом, Бельгия.

После смерти Фосса его лучший друг — Манфред фон Рихтгофен — продолжал навещать семью друга.

В отличие от Красного Барона Фосса похоронили без воинских почестей, как обычного солдата.


Гибель.

Через восемь дней после гибели Вольфа летчиков I гешвадера ждал новый удар — с боевого задания не вернулся Вернер Фосс. Утром 23 сентября Фосс одер­жал свою 48-ю победу и собирался в кам­пании с братом отправиться в отпуск до­мой в фатерлянд.
Фосс уже паковал чемоданы. Но вдруг передумал. Возможно он решил использовать остаток дня, чтобы довес­ти свой победный счет до ровного пол­тинника. Фосс приказал подготовить к полету F I 103/17. К этому времени на капоте двигателя триплана уже была на­рисована белой краской рожица, дизайн которой позаимствовали с рисунков на японских воздушных змеях. Среди энту­зиастов истории авиации идут ожесто­ченные споры по поводу цвета окраски капота. Накал страстей по этому поводу превосходит даже ожесточенность спо­ров в отношении формы головок болтов на ведущих колесах танка Pz.Kpfw IV. Еще сохраняется надежда на появление талантливых молодых ученых, способных пролить свет на эти две величайшие тайны истории XX века. Их ждет Нобелевка! В отношении цвета капота само­лета F I 103/17 мир раскололся на две части: одни с пеной у рта доказывают, что капот перекрасили в желтый цвет (идентификационный колер Jasta 10), другие утверждают будто бы капот ос­тался в заводской оливково-коричневой окраске.
Ближе к вечеру Фосс в одиночку патрулировал район, прилегающий к линии фронта. Здесь он напоролся на группу SE.5 из 60-й британской эскадрильи. Фосс был один (впрочем отдельные продвинутые энтузиасты говорят, что компанию асу составлял в том полете некий «Альбатрос» красного цвета), но это не помешало ему атаковать. За короткий промежуток времени гунн сбил двух анг­личан. Фосс надеялся, что его победу подтвердят наземные наблюдатели. Меж­ду тем на сцене появилось еще семь SE.5 звена В 56-й эскадрильи. Вскоре к ним присоединились истребители звена С той же эскадрильи.
56-я эскадрилья считалось одной из лучших Королевском авиационном кор­пусе. Фосс понятия не имел с кем ему при­дется драться. Оппонентами Фосса явля­лись самые опытные и результативные асы британской авиации, в том числе Дж.Т.Б. МакКудден (57 побед в общей сложности), Ф. Рис-Дэвис (25 побед), Р.А. Мэйбери (21 победа), Г.Х. Боумэн (32 победы), Р.Т.С. Хойдж (28 побед), К.К. Маспратт (8 побед). Самый логичный поступок любого нормально летчика в тех условиях — как можно скорее уносить ноги, тем более, что SE.5 не могли дог­нать триплан.
Фосс являлся летчиком, агрессивным до безрассудности. Скорее всего, Фосс вознамерился завалить одного-двух про­тивников, а после уже сделать ноги в смысле крылья. Надо сказать, основания для самоуверенности у Фосса имелись. За несколько минут схватки попадания пуль, выпущенных из пулеметов герман­ского триплана получили все самолеты звена В, а Кронину и Масспратту при­шлось даже выйти из боя.
Красный «Альбатрос» (если он вообще существовал) в схватке участия не принял, Фосс остался в одиночку разбираться с шестью лучшими пилотами Империи. Об легендарном бое написано много, но лучше всех написал его участ­ник МакКуддин в своих воспоминаниях «Five Years in the Royal Flying Corps». История боя в изложении МакКуддена была переведена на многие языки и вошла в ряд официальных историчес­ких исследований, в том числе и в офи­циальную историю JG I «Jgd in Flanderns Himmel», написанную Боденшатцем. МакКудден писал:
— Теперь германский триплан находился прямо в центре нашего строя.


Самолет великолепно маневрировал. Лет­чик умудрялся вести огонь по всем нам одновременно. Я зашел немцу в хвост, но удержаться за ним сумел всего пару се­кунд. Реакция противника была мгновен­ной и непредсказуемой. Никто из наших не мог держать его в прицела достаточ­ное для стрельбы время… триплан кру­жился в середине шестерки SE.5. Мы все вели огонь. В один момент на триплане сошлись трассы сразу с пяти самолетов.
Нет ничего удивительно в том, что самолет Фосса получил таки приличную порцию свинца. Самолет начал падать, однако затем перешел в планирование, двигатель остановился. Вероятно Фосс перекрыл кран подачи бензина, опасаясь пожара. На планировании триплан стал преследовать лейтенант А.П.Ф. Рис-Дэвидс, он и всадил в самолет Фосса реша­ющую очередь. Фоккер упал севернее Фрезенбурга на британской стороне ли­нии фронта. К месту падения устреми­лись «томми» во главе с лейтенантом Киганом. Они вытащили из самолета мертвое обгоревшее тело. В отличие от Рихтгофена Фосса похоронили без воин­ских почестей, как обычного солдата, павшего на поле брани.
После возвращения на аэродром летчики 56-й эскадрильи долго спорили какую «дичь» они завалили, кто этот летчик-мастер. Пилоты SE.5 не удивились, узнав, что «дичью» являлся Фосс. В то же время по другую сторону фронта, в JG I, никто толком не знал как окончил свой жизненный путь Вернер Фосс. Единственной информацией послужил рапорт лейтенанта Вендельмана из Jasta 8, в ко­тором высказывалось предположение о гибели Фосса в бою с «Сопвичами».
Потеря двух опытнейших летчиков в течение восьми дней подорвало доверие к триплану Фоккера.

Комментарии (2)

RSSсвернуть /развернуть
+
0
интересьненько
avatar

hurrep

  • 15 мая 2011, 20:32
+
0
Посмотрел фильм «Красный барон» с Тилем Швайгером, там всё это очень грамотно показанно )
avatar

Gremlius

  • 16 мая 2011, 16:11

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100