Парад для одиночки. Не выдуманные армейские истории

Продолжение рассказов из серии «Не выдуманные армейские истории»


Фамилии, как обычно изменены по морально-этическим соображениям, нецензурная лексика присутствует для литературной окраски повествования.





ПАРАД ДЛЯ ОДИНОЧКИ

1-я часть


Вы спросите меня – Что такое праздник?
Так я Вам отвечу – Праздник для военнослужащего, как для лошади свадьба – голова в цветах, а жопа в мыле. Это придумал не я.
Для не служивших в армии, поясняю: В обычные дни, в армии существует четкий распорядок дня. Подъём — построение и проверка, утренняя зарядка — построение и проверка, завтрак -построение и проверка, занятия — построение и проверка, обед — построение и проверка, самоподготовка — построение и проверка, ужин, свободное время — построение и вечерняя поверка, отбой.
В предпразничные и праздничные дни количество проверок можно смело умножать на 2 с целью выявления пьяных, самоходчиков, и вообще для усиления боевой готовности. Занятий нет, зато есть спортивный праздник, типа кросс на 5 км., забег на 100 м., соревнование в подтягивании и преодолении полосы препятствий, просмотр телепередач, и, конечно же, праздничная дискотека в училищном клубе. Для тех, кто не достоин идти в увольнение (распиздяи), праздник превращается в адовы муки. Пошел на КПП на свидание — ПОСТРОЕНИЕ!!! Сел на очко – ПОСТРОЕНИЕ!!! Пишешь письмо – ПОСТРОЕНИЕ!!! – Да ёб же ж твою мать!!!
Всё тот же незабываемый 3-й курс высшего военного училища. 31 декабря 198…года. Рота пришла с занятий. Те, кому посчастливилось не залететь накануне, готовились в увольнение.
Приводили в порядок парадную форму, брились, вычёсывали перхоть с кожного покрова головы, нюхали свои подмышки и носки на предмет свежести, смазывали яйца одеколоном, ойкая и вздрагивая от местных ожогов, рассматривали хуи в кабинках туалета, планируя красиво достать и предъявить в нужное время и в нужном месте со словами – А не желаете ли, мадемуазель, немного десерту?
Обделённых увольнением, по мнению командования, ждала более увеселительная программа. Праздничный ужин (та же хуйня в тарелках, только ёлка в столовой), с 19.00 до 23.00 праздничная дискотека в клубе, с девочками, пришедшими по пригласительным, в присутствии командира роты и 2-х взводных (нахуй бы они там были нужны, танцевать с ними белый танец мы не собирались), в 23.30 построение в роте и проверка, тут же Новогоднее поздравление комбата, и отбой.
Хер там!!! Ещё за неделю до праздника мы уже запланировали устроить себе маленький парадиз, а, как известно, под Новый Год желания должны сбываться обязательно. Разнузданную по своей сути, новогоднюю вакханалию, решено было воплотить в жизнь как раз таки после отбоя, когда командование роты уебнёт по домам, чтобы успеть положить под ёлку игрушки своим детям и махнуть рюмку (стакан) водки под бой курантов, а комбат запрётся в своём кабинете бухой в сраку к тому времени, потому, что он на хую видел Деда Мороза со Снегурочкой, Снеговиком, добрыми гномами и Министром обороны впридачу. Вот такие были наши ближайшие перспективы.
Но всё пошло не так с самого начала.
Войдя после занятий в расположение роты, мы увидели, что на тумбочке дневального несет службу курсант Серёжа Ермолин, по кличке Тупой Угол, или просто Угол, самый титулованный неудачник и похуист Вооружённых Сил Советского Союза. Злодейка – Судьба уже давно выжгла каленым железом на его лбу роковую печать «Долбоёб и залетчик» (читай рассказ «Тупой Угол и Большой БЭН»). Угол должен был сменяться с наряда сегодня в 18.00 и планировал попасть на дискотеку и мероприятие после отбоя.
В 16.00, сдав пост на тумбочке, Угол вызвался добровольцем дрыснуть за забор с целью приобретения в ближайшем магазине стратегического запаса водки, типа пока он в наряде, а наряд на построения не привлекается и его хуй кто хватится, а он за 20 минут доставит товар на базу и «Будьте любезны!». Всё это попахивало авантюрой, учитывая патологический талант Угла находить неприятности даже там, где их быть не может. По периметру забора с внешней стороны училища рыскали патрули, натасканные даже на звук отрыжки в чистом поле, но Угол заверил, что «Все отсосут», и мы благословили его, скинувшись по 2 рубля на 15 бутылок водки.
Угол нацепил шинель, шапку и ремень, хапнул черную сумку для спортивной формы, предварительно вытряхнув её содержимое к хуям собачьим в тумбочку, и растворился в зимних сумерках.
Ждать пришлось недолго.
Минут через 10 от силы, в казарму приковылял Угол без ремня и сапога, но с деньгами и не грустный. После короткого допроса 1-й степени (ногами не били), картина прояснилась.
Молодецки перемахнув через забор, Угол внезапно предстал пред светлы очи гарнизонного патруля в составе: дохлого старлея – начальника патруля и 2-х коренастых чурок – солдат из роты охраны, для которых заловить и унизить курсанта, всё равно, что джихад для правоверного.
Застыв на полусогнутых, Угол смотрел в глаза смертельной опасности, но взгляд не отвёл.
Поколебавшись доли секунды, этот великий похуист произнёс – С Новым Годом!
Патруль сделал шаг вперед. Это была ошибка. Они спугнули матёрого зверя.
Мозг Угла моментально выработал импульс, который, пробежав по нервным ответвлениям, дал команду на сокращение мышц, и натренированное тело Угла совершило стремительный межгалактический прыжок обратно на забор.
На нём повисли.
Волосатые руки сынов пророка Магомета тянули за ремень и ноги ненавистного собаки – гяура вниз на бренную землю, но Угол принимать ислам не собирался. Каким-то чудом он расстегнул пряжку ремня на бляхе, оставив трофей в руках охотника, и вытянув носок правой ноги по всем канонам балетного искусства, бросил свой сапог на поле боя.
Перевалившись через забор, в Советские территориальные воды, Угол отыскал в снегу какой-то дрючок, метнул его на вражескую территорию и голосом диктора Левитана произнес – Хуй вам в сраку, дорогие товарищи! Враг будет разбит, победа будет за нами!
В воздухе пахло облавой.
По решению штаба антифашистского подполья, Углу были выданы подменные сапоги и ремень из личных запасов солдата – каптёрщика. На вопрос – На хуя? ему тут же напомнили, что приводить в каптёрку девок после отбоя и дрючить их, употребляя спиртные напитки, есть ничто иное, как злостное нарушение Устава Воинской службы, а сменив должность каптёрщика на почётное звание бойца роты охраны (по нашему доносу), он может приобрести себе множество анальных друзей из числа представителей народностей Закавказья.
Роту построили через полчаса.
Дохлый старлей рыскал глазами по строю, а наш ротный держал в руках сапог и ремень.
– Ну шо, узнал самоходчика? – вопрошал ротный комендантского дрыща.
– Да хуй его знает, товарищ майор, темно было – лепетал этот иуда – А сапог и ремень?
– Сапог и ремень, говоришь, хуй с ним, попробуем.
Каждая деталь воинского обмундирования должна маркироваться. Если это материя, (шапка, пилотка, фуражка, гимнастерка, галифе) на внутренней поверхности хлоркой вытравливается номер военного билета. Если кожа, (сапоги, ремень) номер пишется шариковой ручкой.
После того, как ротный зачитал данные с остатков формы Угла, ржал даже портрет Министра обороны на стене казармы.
На внутренней поверхности голенища сапога Угла крупными печатными буквами было написано «ПРАВЫЙ» (Угол был ещё тот юморист), а на внутренней стороне ремня была высечена надпись – назидание, как на гранитном обелиске на вечную память потомкам «СЛУЖИ, СЫНОК, КАК ДЕД СЛУЖИЛ, А ДЕД НА СЛУЖБУ ХУЙ ЛОЖИЛ!»
Старлей скис и смылся, а Угол в это время пидарасил раковины в умывальнике (ведь он ещё числился в наряде по роте)

© Bessamemucho
  • +16
  • 11 января 2012, 20:15
  • Freedom

Комментарии (3)

RSSсвернуть /развернуть
+
0
Весело)))
avatar

AtroxS

  • 12 января 2012, 06:20
+
0
Блин, я под столом)))
avatar

Kvantor

  • 12 января 2012, 10:37
+
0
avatar

Sumkin

  • 12 января 2012, 16:21

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100