Как мы красили купалки



— Ррррывняйсь!.. Смирно!.. Вольно!.. – чистая формальность для строя из двух тел, но ритуалы в армии это дело святое.
— Ну что, бандерлоги, готовы к боевым подвигам? – майор Власов был лысоват, синевато выбрит и до тошноты наодеколонен.
В ответ на этот, чисто риторический, вопрос бандерлоги почесались и пожали плечами.
— Ставлю боевую задачу! – маршал Жуков нервно курит в сторонке, наблюдая всё величие военного таланта майора Власова. – Сегодня красим офицерские купалки. Причём все. Первую и правую.

Я иронически хмыкнул и тут же получил подозрительный взгляд маслянистых глаз начальника где-то с уровня второй от ремня пуговицы моего кителя. Ну, маленький был майор Власов, против моих почти двух метров роста.
Красим, так красим. Я ещё раз, но теперь уже примирительно, пожал плечами. Не самая плохая работа в армии. Но ритуалы надо соблюдать неукоснительно. Потряхивая перекаченными ногами, на манер бегуна, разминающегося перед стометровкой, второе тело, Володя Визгин, добавив в голосе максимума гундоса, забубнил:
— Та-а-а-рищ майор! Нам тренироваться надо…
— Красим купалки! – стекленея глазами, чеканит слова майор, замерев напротив Вовчика и отказываясь верить своим ушам. – Фффсе-е-е! Первую и правую! А потом — я напосмотреть! Задача ясна?!
С ним спорить, что блевать против ветра. Удовольствия мало, а форму потом стирать!
— Так точно… – угрюмо ворчат бандерлоги. – Разрешите выполнять?
— Разрешаю! – величию майора Власова позавидовал бы сам Наполеон. – Инвентарь получите у Александра Васильевича.
А то мы не знали! Формальности были соблюдены и все пошли в разные стороны. Товарищ майор удалился в неизвестном направлении вершить судьбы мира, Володька потрусил в сторону раздевалки, а я побрёл в каморку спортивного завхоза…

Началась моя армейская эпопея чуть меньше года назад. Отучившись на первом курсе Московского инженерно-строительного института, я узнал, что военную бронь, с этого известного учреждения, сняли. Тогда со многих институтов поснимали бронь. Потом, правда, вернули. В моём институте только три года забирали студентов в армию. Некоторые пацаны, которые были на год или два младше меня, вообще служили по полтора года или даже меньше. Но моя служба Родине аккурат попала в эту дырку целиком. А это значило два года сапогов и без малейшего шанса на отмазу. Да и вообще про «отмазы» от армии мы тогда и помыслить не могли. Ну, а что? Здоровье у меня было как у породистого рысака. Первый взрослый разряд по волейболу, всё-таки. Чемпион города по метанию гранаты, первенство республики и все прочие дела. Да и вообще мыслей таких даже не появлялось — под убогого закосить! Это сейчас здоровый парень готов себя объявить близоруким пацифистом-пидарасом с плоскостопием, только что бы в армию не идти. А мы себя тогда уважали.
Ну, а про откупиться… Точно не берусь утверждать, но думаю, что если бы кто-то спросил с моего бати денег за отмазу его сына от армии, то батя, того смертника, своими руками бы задушил! Суровые были времена. Не то, что сейчас…

Вооружившись ведрами с фасадной краской очень популярного в армии ядовито-бордового цвета и маленькими погрызенными кисточками, мы приступили к работе.
Чтобы стала понятна важность нашей миссии, надо рассказать о месте моей службы. Это был полк обеспечения учебного процесса Высших офицерских курсов «Выстрел». Крутейшее мероприятие для всех стран Варшавского Договора. Десятки тысяч военных в год, из всех социалистических стран, проходили там курсы повышения квалификации ( научили на свою голову… Или не доучили...) Теория, практика, стрельбы, физподготовка… Не берусь судить обо всём. Я же не офицер, в конце концов. Но физподготовку я готов обсудить, ибо являясь «постоянщиком» при курсовом спортзале, регулярно участвовал в организации и проведении различных зачётов. Одним из зачетов было плавание…

Бассейна на курсах не было. Суровые времена, суровые люди. Зачёты сдавались прямо на озере. Чтобы обеспечить удобный доступ к водной поверхности и обозначить необходимую дистанцию в двадцать пять метров, и были устроены так называемые «купалки». Дощатый настил на сваях, который уходил метров на тридцать от берега в форме буквы Т с загнутыми краями верхней перекладины. Вот именно их мы и должны были покрасить с Вовкой, ибо в армии что главное? Правильно! Главное соблюсти ритуал! А он таков: если что-то двигается – отдай честь, если не двигается – покрась!

Где-то триста квадратных метров покраски это плёвая ерунда. Правда, красить пришлось в положении рака так как, не выискивая лёгких путей к победе, нам выдали кисти с короткой рукоятью, но разве это проблема!? Всем бы в армии такие трудности…
А погоды тогда стояли изумительные!!! Самое начало весны. Не той, которая по календарю и со снегом, а настоящей. С набухшими на деревьях почками и сочными побегами только что проклюнувшейся травки.
Лёд с озера сошел второго мая. Спросите откуда я так точно помню дату? Всё просто. Именно второго мая, облачённый в полностью гражданскую одежду, я утром ушёл в самоволку по этому самому льду. Ну, в обход забора, который окружал нашу часть. А возвращаясь вечером с ужасом увидел абсолютно чистую водную гладь! Обратно пришлось переться через КПП, что стоило мне суток гауптвахты и потери всего гражданского обмундирования… Но это уже другая история…

Майское солнышко уже очень ласково пригревало и мы с наслаждением сбросили армейское «хэбэ» оставшись по форме «голый торц», только в спортивных трусах и старых кедах без задников. Про кеды это важно.
— Значит так! – Володя был немного пучеглаз и когда пытался донести до собеседника важную информацию, это становилось ещё заметней. – Я крашу вот эту часть, а ты вот ту и дорожку до берега. Понял… душара?
На последнем слове его взгляд стал немного настороженным. Он не знал, как я отреагирую на столь «справедливое» распределение объёмов работы. Это и понятно. Ростом я был поболее, да ещё на казённых харчах и ежедневных физнагрузках за два месяца набрал вес более центнера. Поди, застрой такого. Но! Традиции в армии, как я уже говорил, это святое! Я был «духом», который ещё полгода не справил, а Вовчик уже в «черпаках» ходил. Поэтому я не стал его разочаровывать и, примирительно кивнув, отправился работать. У меня впереди было ещё двадцать месяцев службы и какое имело значение пару лишних часов…

Мы успели покрасить изрядную часть перекладины буквы Т, когда я учуял быстрые и лёгкие шаги. Купалка, она же как мембрана — только ступи на её начало, как в любом конце можно ощутить вибрацию. Даже ещё не разогнувшись, я тяжко вздохнул готовясь шугануть этих несносных вьетнамцев. Почему я решил, что это вьетнамцы? Очень просто. Дабы предотвратить несанкционированное проникновение на окрашиваемый объект, мы на входе на купалку поставили ведро с засохшей краской и кисточкой. Для любого советского человека это было абсолютно понятное послание: «Не входить! Идут покрасочные работы!» Вот, например, болгары, чехи, поляки… Даже немцы! Очень они были советскими. Но вьетнамцы, хоть и были братьями по соцлагерю, но советскими людьми они не были ни разу! И вообще, вьетнамцы на офицерских курсах это тема отдельная, но заслуживающая полноценного романа.

На курсах их было много. Очень! Многочисленные, как воробьи, они были вездесущи и настолько миниатюрные, что иногда их хотелось просто обнять и плакать. Особенно когда они пытались сдвинуть опорную плиту сто двадцати миллиметрового миномёта. Наша обычная стальная армейская каска, которая на некоторых славянских индивидах выглядела, как резиновая шапочка для плавания, на этих бойцах с американским империализмом смотрелась застывшим парашютом, ну или на крайний случай, как зонтик без ручки, к которому приделали ремешок. Я видел их генералов, которые по комплекции были похожи на наших девятилетних пацанов…

Четверть века назад не было вьетнамских рынков в Москве. Зато были солдаты. Много. Но, маленькие. Размером с ребёнка. Дети со стальным блеском в глазах… Я их очень уважал.
А шебутные они были — дОнельзя! Вечно улыбающиеся, чирикающие на своём языке, они лезли везде! Учитывая их габариты они могли и в ствол «Акации» башку засунуть… Не знаю, как у них было с теорией, но вот зачёты по физической подготовке для них были проблемой. Они даже не могли допрыгнуть до обычного турника! А прыжки в длину? А плавание? Но они не унывали. Ржали сами над собой и вечно шарахались по территории курсов…

Поэтому я сразу решил, что вибрация купалки, это очередной невменяемый десант новых вьетнамцев, ринувшихся осматривать окрестности. Но, я ошибся.
Разогнувшись и развернувшись лицом в сторону к появившейся помехе, я сильно-сильно поперхнулся словами, которыми я готов был отослать тупых визитёров. Поскольку этим визитёром оказался не маленький вьетнамец, а ипического размера собакен!

Про собаку Басскервилей все читали в детстве? Про большую такую тварюгу. Страшно было? Мне — да. В детстве. А вот тогда на купалке я реально чуть не обосрался кирпичами! Огромная такая хрень, бежала в моём направлении. Иссиня чёрный немецкий дог, размером с годовалого телёнка. Я уже говорил, что я сам габаритов немаленьких, но эта тварь четырёхногая, меня просто потрясла. Голова у неё была на уровне моей груди!!! И, самое главное, рожа у этой чертилы, была очень такая заинтересованная!!!

Это сейчас я пишу долго. А тогда мысли в моей голове летели словно пули. Чо ента тварюга себе думала, я не знаю, но напрягся конкретно, на предмет получения кусано-рваных ран. Из оружия у меня была только кисточка и старые кеды. Труселя я не рассматривал как поражающий фактор, ибо воспитан был в пуританских традициях и поэтому уже начал прикидывать каким именно образом я этому собачачему телёнку буду харю краской замарывать, как вдруг понял…

Я, как разогнулся, так сразу перестал интересовать этого собакена. Он не хотел меня скушать или покусать! Не поверите, но я прям реально прочитал в его глазах: « А, это ты, человек… А вот там чо, раком ползёт? Сучка? Ща я её… » Весна! Собакен искал подругу, а мой сослуживец так технично вертел задом, что я понял, что сейчас что-то будет…

На самом деле всё происходило быстро. Только что я готовился принять бой не на жизнь, а насмерть, а тут уже давлюсь от смеха. Переход был настолько стремительный, что я не сразу смог подобрать слова.
— Вовчик! — сиплю я делая невразумительные движения руками.
— Иди нафиг! — дружелюбно бурчит сослуживец и товарищ по волейбольной команде, продолжая соблазнительно для собакена красить купалку. Он его не видел ибо двигался от дальнего края спиной вперёд. А у дога не только голова была большая! И агрегат свой он уже приготовил.
Я понимал, что надо спасать боевого товарища от позора, но всё больше и больше заходился смехом:
— Во-о-о-о-вчик!!! — хриплю я на вдохе. — Вовчик!!!
Дог уже набрал крейсерскую скорость и неумолимо приближался к заветной цели. И вот уже когда он встал на задние лапы, готовясь обесчестить моего сослуживца, я со всей дури заорал:
— ФИШКА!!!

Не знаю точно как в других частях, но у нас этим словом обозначали любую опасность. То ли дежурный по части пришёл, когда дембеля в каптёрке после отбоя жаренную картошку ели, то ли гусеничный трак сорвался и в голову кому-то летит, неважно. Важно, что все знали это слово.

Вовчик среагировал моментально. Маладес! Спортсмен, отличник боевой и политической подготовки! Даже не оглядываясь назад он стартанул, как лучший мировой спринтер. Благо поза у него как раз соответствовала низкому старту. Собакен реально офигел, когда увидел с какой скоростью его покидает предмет вожделения! Но всё было не так просто! Я не зря в начале сказал про старые кеды без задников. В комплекте со свежеокрашенными досками они превратились для Вовчика в коньки. Мало того что он разогнался до звуковых скоростей, так он ещё выдал на скользящих кедах пару-тройку таких пируэтов, что Плющенко бы здох от зависти, если бы ему довелось каким нибудь фантастическим образом оказаться в этот момент рядом! Ну а поскольку скольжение было практически неконтролируемым, то этот небывалый забег кончился феерическим падением в озеро. О! Что это было за падение!!! Вовчик однозначно изобрёл нечто новое в вопросе прыжков в воду! У меня не хватает слов, что бы описать этот пируэт, с которым Вовчик ушёл в студёные воды Сенежского озера! А воды были реально холодные, поскольку лёд только неделю как сошёл. И тут мой бравый сослуживец выдал ещё один шедевр. Первый — это фигуры высшего пилотажа на скользких кедах, второй — это феерическое падение в воду, ну а третий это та скорость с которой он доплыл до берега! В мультиках видели, как герой пешком по воде бегает? А я это в живую увидел! Вовчик как глиссер на половину корпуса из воды торчал, когда грёб. Это был однозначный мировой рекорд по плаванию!

Интересный факт выяснился, когда Вовчик стал вылезать на берег. Дело в том, что спортивные трусы это не плавки и во время своего рекордного прыжка в воду Вовчик лишился своего единственного предмета обмундирования. Светанув бледной задницей Вовчик рысью кинулся в сторону спортзала мимо остолбеневшей хозяйки собакена. Но вот, что значит настоящий советский солдат! Даже в такой ситуации он остался вежливым и рассудительным. Прикрывая причандалы руками Вовчик интеллигентно посоветовал женщине:
— Таких собак надо на поводке водить! — и потрусил дальше.

Несколько мгновений мы потрясённо смотрели друг на друга. Я, собакен и его хозяйка. То, что мы увидели сейчас, не повторится больше нигде и никогда. Это останется в нашей памяти навсегда… Собакен тяжело вздохнул и низко опустив голову пошёл к хозяйке. Сорвалось!
А я поднял кисточку…
Через неделю на Красной Площади сядет легкомоторный самолет Матиаса Руста, сменят министра обороны, Вовчика переведут служить под Нижний Новгород, а у меня впереди ещё будет двадцать месяцев службы…

© Laputa

Комментарии (0)

RSSсвернуть /развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100