Чем запомнился первый год президентства Дмитрия Медведева

Чем запомнился первый год президентства Дмитрия Медведева Когда 7 мая 2008 года Дмитрий Медведев шел по Андреевскому залу Большого Кремлевского дворца для принесения присяги президента России, никто не мог сказать наверняка, каким будет стиль его правления. Большинство аналитиков ожидали, что Медведев станет номинальным главой государства при царствующем Владимире Путине. Судя по первому году его президентства, это предположение оказалось не совсем верным. Многое из того, что не хотел или не смог сделать Путин, осуществил именно Медведев. Осуществил и заставил говорить о себе как о самостоятельной политической фигуре.
Получая из рук Владимира Путина полномочия президента, Дмитрий Медведев наверняка знал, что его ждет тяжелая работа. Причем связана она не столько с управлением самым большим государством в мире, сколько с отстаиванием права на формирование собственного курса развития страны и реализацию своих собственных идей. Идей было много, и одна из первых — национальная борьба с коррупцией. Показательно, что с главным пороком российского общества начал бороться не юрист-Путин, а юрист-Медведев. Видимо, для его предшественника антикоррупционная война не была приоритетом, поскольку борьба со взяточничеством вошла в моду лишь с приходом нового президента. Впрочем, говорить о полной свободе Медведева в этой области не приходится — наверняка «антикоррупционный вопрос» был согласован еще со старой администрацией. Еще одно «ожидаемое» событие произошло осенью 2008 года, когда Медведев объявил об увеличении срока полномочий президента и парламента. То, что не решился своими руками сделать Путин, за него сделал Медведев. Это, вполне вероятно, было одним из условий «назначения» его преемником. Казалось бы, заниматься Медведеву коррупцией и спокойно жить в Кремле, в то время как «рулить» страной будет Путин. Однако эти планы, если они и были, нарушила война в Южной Осетии. Тут и был сделан первый самостоятельный шаг Медведева как президента, на который так и не пошел его предшественник — Москва признала независимость двух неподконтрольных Грузии республик, Абхазии и Южной Осетии. Можно, конечно, говорить о форс-мажоре и о том, что иного выхода у Медведева не было, однако это не так — выбор был, и президент сделал его в пользу Сухуми и Цхинвали. За что тут же «получил» от Запада, пригрозившего Москве многочисленными санкциями. Путин с этим тоже сталкивался и за свою жесткую реакцию на критику заработал не самый лестный образ в западных СМИ. Медведеву же, благодаря установленным хорошим отношениям с мировыми лидерами, удалось сделать самое трудное — сохранить свой позитивный имидж и избежать мировой изоляции. Проблема непризнанных республик была головной болью России с самого момента их образования. Решить этот вопрос Медведеву помог случай (если так можно назвать войну). Но то была борьба с вполне конкретным внешним врагом — куда сложнее оказалось воевать в болоте российского чиновничества. Дело в том, что Медведева как президента вряд ли с самого начала мог полностью устраивать тот кадровый состав обитателей высоких кабинетов, который сформировался еще при Путине. Любопытно — как подсчитал «Коммерсант», за первый год президентства Медведев подписал в полтора раза больше указов с назначениями, чем Путин за тот же период. Однако, в отличие от путинских, громкие отставки или назначения Медведева можно пересчитать по пальцам. Новому президенту досталась старая армия чиновников, которой было не просто адаптироваться к сложившейся ситуации — взять хотя бы полушутливые вопросы журналистов о том, чей портрет теперь будет висеть в министерских и губернаторских кабинетах — премьера или президента. Впрочем, Медведеву было не легче, а, возможно, даже сложнее — несмотря на статус главы государства, ему приходилось считаться с влиятельными федеральными чиновниками, из которых состоит паутинообразная вертикаль российской власти. Тем большее уважение вызывает его решение допустить к креслу губернатора Кировской области либерала Никиту Белых — невиданное по старым меркам назначение. Президент отдал на откуп молодых «правых» всю область, позволив Белых привести в местную власть свою команду. Может быть, имеет место некий эксперимент федерального масштаба, а может, мы являемся свидетелями нового политического веяния. Учитывая малый срок пребывания Белых на посту губернатора, выводы делать рано. А вот из отставки президента Ингушетии Мурата Зязикова можно сделать вполне конкретный вывод — новый президент не стал терпеть неспособность отдельно взятого главы республики контролировать ситуацию в регионе. Разговоры об отставке Зязикова ходили давно, но, будучи «человеком Путина», в течение долгого времени он мог быть спокоен за свой пост. Еще одним человеком, чью судьбу решил президент, стала бывший юрист «ЮКОСа» Светлана Бахмина, которую после нескольких месяцев препирательств все-таки освободили из тюрьмы. И несмотря на то, что решение об освобождении многодетной матери принял Преображенский суд Москвы, вероятность прямого участия в этом вопросе Медведева практически стопроцентная. Главной бедой Бахминой стало то, что она имела неосторожность работать вместе с опальным бизнесменом Михаилом Ходорковским, над которым, кстати, висит угроза второго тюремного срока. Медведев, в отличие от Путина не связанный личной враждой с «ЮКОСом», смог без ущерба для репутации принять волевое решение. Более того — от него он только выиграл, набрав очки в глазах либеральной общественности. Другим попаданием в «десятку» для Медведева стало увольнение начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина за историю со стрельбой, устроенной майором милиции Денисом Евсюковым в обычном супермаркете. Принеся обществу ритуальную жертву в виде высокопоставленного чиновника МВД, президент убил сразу двух зайцев — избавился от неэффективного управленца (Пронин имел покровителя в лице мэра Москвы Юрия Лужкова, поэтому был «неприкасаем») и немного успокоил население, шокированное дикостью преступления Евсюкова. Более того, после отставки начальника столичного ГУВД начали звучать, пусть пока и робкие, высказывания о грядущей реформе МВД — реформе, о которой при Путине нельзя было и подумать. И нельзя сказать, что в последние годы президентства Путина в России не происходили никакие структурные изменения — они были. Но внимание к мелочам, характерное для Медведева, у его предшественника было не такое пристальное — взять хотя бы идею нового президента об отчете чиновников о доходах. Более того, хоть сам президент и не обязан обнародовать информацию о своем имуществе, Медведев проявил себя по-западному и тоже отчитался об имеющихся у него девяти счетах в банках и квартире площадью 367 квадратных метров. Медведеву выпал не самый легкий год и с точки зрения экономических катаклизмов. Нефтяное процветание, пришедшее в эпоху Путина, завершилось со вступлением в должность Медведева. Правда, «разгр*****» проблемы с бюджетом и финансированием предприятий пришлось, по большому счету, тоже Путину — как главе правительства. Но и Медведеву, заронившему в сердца многих россиян надежду на изменения к лучшему, предстоит сделать еще многое. Впереди еще три года.
  • +8
  • 07 мая 2009, 20:10
  • WraGer

Комментарии (1)

RSSсвернуть /развернуть
+
0
много букв, читать не буду, наверно много сделал ag
avatar

MuxaJIbI4

  • 07 мая 2009, 20:22

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100