Сказочка

Сказка на ночь… Аллегоричный взгляд на реальность…




Огромная бородатая морда под высокой горластой шапкой заслонила белый свет, ощерилась и пророкотала:
— А Царь-то ненастоящий!
Забегали, засуетились стрельцы, затопотали по дощатым полам, забарабанили в дубовую дверь покоев…

Царь отворил очи. Никого. Только по ближней стенке торопливо полз клоп, каждый шаг которого в голове монарха отдавался надсадным криком разъяренных стрельцов, которые продолжали тарабанить в воображаемую дверь. Ставни были давно отворены, яркое солнышко приветливо заглядывало в окно.
Поворочав пересохшим языком самодержец изрек:
— Эй, кто там? Кваску бы…

В покой заглянула нянька, плеснула пудовыми ладошами и заблажила:
— Да ты что, кормилец наш, чай запамятовал? Сам же давеча Высочайшим повелением воспретил квас в палатах пользовать, ибо с зельем хмельным оный напиток наравне.

— Цыц, старая, — отрезал царь, — чего шумишь, зри — чело и так разламывается. Да не брешешь ли, часом?

— Ну да, как же? Мне такое и во сне не привидится! — ослабилась нянька, — Вы, Ваше Велика, так третьедни с аглицким послом надудолились, что клялись супостату в вечной любви и Гринвишский меридиян сулили поближе к столице передвинуть. А то ишо указ был, дескать, палаты построить и кудесников, да чернокнижников в ево поселить, — нянька торопливо перекрестилась, — тьху, прости Господи!

— Ото б понимала чего в политической периспективе! — насупился царь.

-Ну куды ж нам, с калашным-то рылом? — покачала головой нянька и подбоченясь продолжила,
— А вечор, Вам гешпанские огурцы чаво не по нраву пришлись. Ну, дык, кто же их апосля молока пользует?

— Вот ужо те порассуждаю! — отрезал самодержец, — царское слово нерушимо! Водки мне чарку и вели закладывать карету — поеду богоугодные заведения свежеслаженные обозревать.

— Во тебе, а не чарку, — нянька лихо скрутила кукиш и сунула самодержцу под нос. — Ибо указ царев, водовку токмо в кабаках и под страхом смертной казни… И тебе впредь наука!

Стрельцы в голове у царя, видимо, отчаявшись отворить дверь кулаками, раздобыли где-то стенобитное орудие и пребольно долбили им по мозгам.

— Стража!!! — закричал в отчаянье монарх. Вышло плохо. Тихо и жалобно.

— Какая-такая стража? — расхохоталась нянька. — Забыл? Ты же переименовал их в пажей, таперича они пока переаттестацию и обучение пользоваться париками не пройдут, я тебе и мамка, и нянька, и городовой, и первый министр.

— Ну хоть воды дай, ехать надобно, — взмолился царь.

— Воды, это завсегда пожалуйста! — расплылась в улыбке пожилая матрона, — токмо пачпорт свой единый предъяви, без него никак нельзя, царев указ. Да, а на чем ты ехать собралси? Ты на карету свою ТелегОгляд нонешний прошел? Дык думать надо было, когда с начальником тайной канцелярии горькую хлестал. Народу-то пообещал ТО это мерзопакостное отменить, а сам оброк ровно как мзду столоначальную сотворил.

— Так что, нету никого? — спросил самодержец и заплакал.

— Ну почему никого? — еще шире улыбнулась нянька и подняла перст к небу, — вон, слышь, стрельцы ломятся в покои, ропщут, мол, царь-то ненастоящий…

Все завертелось перед глазами. Белые круги, звон в ушах… Царь очнулся из забытья. Встал со стола, подошел к окну, выглянул на улицу. По площади неторопливо шествовал народ.
И, что самое приятное народ, как обычно, безмолвствовал.

© БарДадатый волг
  • +18
  • 24 июля 2011, 19:49
  • Freedom

Комментарии (1)

RSSсвернуть /развернуть
+
+2
Ооо, политсатира. По нраву.
avatar

_kA

  • 25 июля 2011, 00:25

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100