Спасатели

А что на ночь почитать?




*(Фрагмент)

На озеро мы приехали втроем: Йончи-плиточник, Витек и я, ихний шеф. Стоял знойный день и мы решили слегка поплескаться в теплой воде. Йонас пребывал в отличном настроении — он вчера приобрел новый гидрокостюм и теперь мог испытать его в естественной среде. Витя жарил шашлык на берегу и завистливо косился на брата:
-Йнчик, бля, не жлобся, дай поплавать. Ты мне брат или сопля зеленая? Мамка всегда говорила, что с младшими делиться надо. И не забывай кто тебя сюда привез…
А привез нас, действительно, Витя, правда по дороге в его катафалке мы чуть не сдохли от жары. Ни кондишена, ни климат-контроля, в натуре, гроб на колесах. Интересно, как он летом жмуриков возит. Они ж воняют…

-Когда мамка это говорила,- ответил Йончи, натирая себя мыльной водой, — она ж не знала что у меня брат долботрясом вырастет. Я тебе дал уже раз поплавать… Ты зачем в костюм насрал?.. Сука, неопреновый зимний гидрокостюм за шестьсот баксов, а он внутри кучу навалял. Не, ну скажи, шеф, не слабоумный у меня брат?
-Ты сам слабоумный, костюм за шестьсот баксов, а молния заедает. — Витька усердно раздувал угли для мяса,- Этот костюм, сцука, полдня снимать надо, любой усрется… К тому же, нехер было меня салатом с селедкой кормить. Ладно, надоел, иди уже плавай, ихтиандр хренов, и груз побольше привяжи. Чтоб не всплыл обратно, дебил.
Ихтиандром Витька называл брата неспроста. Тот и вправду, нырял как рыба, плавал как пингвин и, ко всему прочему, вчера отмочалил дома нехилый номер. Получил новый костюм на почте и пришел домой. По дороге забрел в трактир, хлопнул пару бокалов пива за покупку и вернулся поздно. Жена уже уснула. Йонасу же нетерпелось примерить обновку. Он пробрался в ванну, намылился по технологии и без усилия натянул на себя новенькую неопреновую кожу. Костюм сидел как влитой. Йонас был пьян и счастлив одновременно. Он стоял перед зеркалом в полный рост и с восхищением разглядывал прорезиненые оранжевые вставки на камуфлированом фоне. Минут через десять созерцания себя, бесстрашного подводного охотника, наконец то Йончи удовлетворился. И вдруг почувствовал невероятную усталость.

" Пойду прилягу на минуту", — подумал Йончи и на ослабевших ногах побрел к кровати.… Йонасу снился прекрасный сон: он плыл по дну огромного океана, держа в руке морской арбалет. Вокруг парили разноцветные медузы и серебрились диковиные водяные растения. В лучах подводного солнца изящно извивались рыбы, а одна, самая крупная и красивая подплыла к нему, заглянула прямо в глаза и вдруг завопила страшным голосом:
-Ихтиандр!!! Ихтиандр!!!
Это кричала его жена. Она проснулась в полночь от того, что к ней прижималось холодное скользкое тело. Оно и понятно, обнаружить вместо мужа в постели резиновый менекен — любой бабе крышу сорвет. Я бы, наверно, обоссался. Но Йончи включил свет, налил жене стакан водки и Зинка успокоилась. Правда, до утра уже никто не смог уснуть.

Поэтому сегодня Йончи постоянно зевал и протирал глаза стоя на берегу.
-Смотри не задремай там на дне, а то еще спасать тебя придется.- злорадно сказал Витька и кивнул на старый костюм, тот, в который насрали. — Хорошо, что комплекте есть запасной.
-Дяденька, а Вы там поплавайте, — вдруг откуда то возникла маленькая девочка с щенком в руках. — Там в прошлом году лодка затонула. — Девочка показала ручкой в сторону камышей.
-На кой хрен нам лодка, — отозвался Витка. — Нам лодка не нужна. К тому же дырявая. Иди гуляй, девочка.
-Она алюминиевая.- из за девочки показался седой старичок. Он был смотрителем на озере.
-Алюминиевая?- Витька резко вскочил на ноги. — Бля, Йончи, это ж под сто килограмм цветмета будет. Пацаны, хули клювом щелкать. Нырять надо срочно. У меня в машине лебедка есть — вытащим на берег не хер делать. Ты, Йончи, только тросом лодку цепани, а остальное будет джуки-пуки. Кстати, дед, там утоплеников нет? Все спаслись?
— Спаслись. — дед медленно расставлял слова. — Их четверо было, не считая собаки. Три охотника и инспектор по техминимуму. Инспектор ружья осматривал и случайно курок нажал. Прострелил дно. Охотники пушки в воду побросали и до берега добрались. Только пес утонул. Он привязаный к лодке был. Захлебнулся, бедняга. Красивый пес — курцхаар.

-Значит так, Йонас, пес — тебе, ты всегда охотничью собаку хотел, а мне лодку. Ты и без лодки классно плаваешь. — Витка возбужденно бегал по берегу, — Вот только шефу что?.. Ружья?!
Витька расстроенно посмотрел на меня.
-Мне ничего не надо, — сказал я, уловив в глазах у Витьки нездоровые огоньки. — Мне просто интересно в спасательной операции поучаствовать. Считайте типа, я Ваш спонсор.
Витька бросился разматывать трос, а я приступил к одеванию гидрокостюма. Того, в который насрали. Ну, дерьма там уже не было, однако некая аура в виде специфического запаха присутствовала. Тем не менее, азарт и чувство опасности уже сделали свое дело: в моей крови бродил адреналин и я мелко подрагивал в предвкушении таинственного погружения. Ведь я с детства мечтал о всяких приключениях, зачитывался Жюль Верном и Фенимором Купером, хотел стать или пожарником, или каскадером… Однако, жизнь сделала меня представителем самой мирной и самой древней профессии на земле — дизайнером интерьеров. Поэтому экстрим приходилось искать на стороне. Дайвинговый костюм был натянут насухо, но в девятимиллиметровом неопрене я не мог долго стоять под солнцем — изнемогал от жары, поэтому сразу полез в озеро. Моя задача была подстраховывать Йония на воде.

Витька бодро руководил операцией. Кстати, для тех, кто не в курсе: Витька — гениальный мастер пространственных коллизий. Его умению создавать взаимоисключающие сюжеты мог бы позавидовать любой режиссер. Виртуоз абсурда, апологет психологического конфликта и легендарный долбойоп — это все Витька. Изумительно комбинируя во времени и пространстве простые предметы, Витька умудрялся создавать композиции невероятной сложности: свинья на балконе семнадцатого этажа, полковник разведки, покусанный пчелами и менты, застрявшие на груше — это его неугасимый талант. А как он Моцарта ушатал… ладно, че то понесло меня… Короче, Витька раздавал приказы:
-Йончи, дурень, зачем пневморужье с собой взял? Собака давно мертва, отдай ружье шефу! Шеф, не тупикуй, держи ружбайку и линь трави помалу… девочка, отойди. Как Йонас лодку зацепит — дай знать, махни рукой. И смотри, братуху не проткни случайно. Он нам теперь очень нужен… да отойди ж ты, — метался Витька по берегу от кромки воды к своему катафалку.
Йончи взял в руку трос, сделал четыре глубоких вдоха, затем сильный выдох с целью удалить из легких остатки углекислого газа. Потом опять медленно вдохнул и исчез в зеленой глубине озера.
-Профессионал! — восхищенно сказал старичок Витьке.
-Конечно,- кивнул головой Витька.

Наступила долгая пауза. Я медленно плавал над местом затопления лодки, пытаясь безрезультатно разглядеть силует Йонаса. Прошло больше минуты. Йончи не показывался. Я стал нервничать. Кончалась вторая минута и Витька метался на берегу.
Две с половиной. Я запереживал. Старичок, девочка и щенок неотрывно глядели на воду.
-Профессионал? — озабочено спросил старичок Витьку.
-Щас узнаем, — ответил Витька. — Если вынырнет, то да. Если нет — то, однозначно, — нет.
-Три минуты прошло, — я почувствовал недоброе и стал махать Витьке рукой. — Тяни трос, вытаскивай Йончия. Как бы не захлебнулся. Может он там за корягу зацепился?
-Насрать на Йончия, лодка нужна. Там алюминия на сто кил. Йончи сам всплывет. Через месяц. Хотя,… на нем дайверского барахла на две штуки баксов навешано. Одно подводное ружье двести сорок баксов. Нож с серейтором… Жалко… Бля, не брат, а махровый осел — нет чтоб машину купить, все бабло на подводные игрушки переводит. Так и будет до гроба с манометром в жопе на велике ездить.
-Витя, гнида сухопутная, тяни трос или я тебе живот гарпуном пробью, — я начал злиться и для большей убедительности навел ружье на Витьку.
-Тяну, шеф, тяну, — Витька стал показательно суетиться у лебедки, — зачем нервничать. Все будет пармезан.

Вдруг вода забурлила и всплыл Йончи. Он выплюнул трубку, тяжело дышал и глотал слова:
-Фух!… Трындец… Зацепил… Глубоко… Метров… Двадцать… Устал.
-Собаку видел?, — озабоченно спросил Витька.
-Видел, — отплевывался Йончи. — Но она мне не понравилась… Тьфу… цвет потеряла. И шерсть не блестит… тьфу…
-Ясно, с собакой разобрались, — сказал я, — осталось алюминий вытащить. Ты, Йончи, лезь на берег, снимай костюм и помогай Витьке на тросе. А я в воде буду ситуацию контроллировать. Да, и под колеса машины подложите пару кирпичей, а то еще покатится.
Далее картина развивалась так: Витька укрепил машину и сидя в кабине стал крутить лебедку. Йончи в одних трусах и с ножом на ноге стоял на берегу и палкой поправлял трос. Девочка со старичком отошли к сторожке и с интересом наблюдали за происходящим. Под сторожкой спала какая то здоровенная псина, наверно, мамаша щенка. Я плавал с ружьем вдоль берега. И, как оказалось, не зря.
Пока лодка была в воде все шло как по маслу: трос медленно накручивался на вал и вот уже показался нос заиленой лодки. Но затем лодка зацепилась кормой за камень на берегу и мертво стала. Лебедка стала скрипеть, а Йончи принялся палкой орудовать под килем.

И тут произошло неожиданное. Воистину, кому суждено сгореть, тот не утонет. Раздался резкий щелчок, трос лопнул и Йончи с криком схватился за правое ухо. Вернее, не за ухо, а за то место, где оно ранее произростало. Само ухо сделало в воздухе изящный пирует и шлепнулось в воду прямо передо мной. У Йончия из под руки хлестала кровь. Девочка заплакала, старичок засмеялся, а собака под будкой проснулась и загавкала. Витька продолжал крутить лебедку, а я принялся ловить в воде йончино ухо, которое порхало вокруг меня, как розовая бабочка и быстро уходило на дно.
-Глуши лебедку, Виктор, — заорал я дико, — замотай башку брату какой то тряпкой потуже. А я за ухом.
И я нырнул. Злосчастное ухо, отделившись от Йончия продолжало жить своей жизнью, как хвост ящерицы: как я не пытался его схватить, оно кружило вокруг моих пальцев и опускалось все ниже. Мы опускались на дно. Чувствуя, что мне не хватает кислорода, я принял единственно правильное решение — выстрелил в него из ружья и, к счастью, попал. Гарпун пронзил его прямо посередине.
-Вот твое ухо, -сказал я выныривая и протягивая ухо на гарпуне, — положи в чистую воду и дуй в больницу. Витька, лодку потом выймем, тащи братуху к доктору.
-А ты, шеф, приколист, — сказал Витька, но увидев направленное на него ружье, завел движок. — Бля, похоже шашлыка не будет, -пробурчал себе под нос и повез Йонаса в город.
Я поплавал еще около часа для снятия стресса и неспеша выбрался на берег. Как раз вернулся Витка и подходя весело махнул рукой:
-Все чики-чпоки, шеф! Там на дежурстве как раз толковый доктор попался. Военный айболит, афганец бывший. Сказал, что пришьет — хрен оторвешь. Хотя, в афгане, говорит, они на такие травмы даже внимание не обращали. Зеленкой мазали и опять в строй. Да я б и сам пришил, шеф, я ж почти врач. У меня даже иглы с собой есть хирургические.

-Да, ты бы пришил. Верх ногами. Лучше помоги мне костюм снять, че то молния заела, — я пытался стянуть с себя неопреновый толстый покров.- Только быстрей, Витька, а то зажарюсь на солнце.
-Во, а я что говорил, шеф, херовый это костюм. Надо было его сразу выбросить, — Витька энергично дергал молнию, -Бля, еще хуже застряла. Не идет, сука. Может мылом помазать?
-Витька, поспеши подлец, а то я тебе жопу мылом помажу. Щас подохну от жары…
-Держись, шеф, если не мылом, то маслом можно полить. Ты только сознание не теряй. Э-э-э шеф, ты чего? Ты так не шути… Может тебя назад в водичку положить?
-Лучше сразу в больничку, — услыхал я откуда то сверху голос девочки. Потом я потерял сознание…

-Гипертермия, — надо мной стоял крупный мужчина с ваткой в руке. — Холодный компресс, Ниночка, и пакет со льдом в пах. Тоже спасатель? — обратился ко мне здоровяк.
-Угу, — я пытался кивнуть, но не мог: на голове лежало мокрое полотенце. Справа, на стуле валялись фрагменты неопренового костюма, аккуратно разрезанного ножницами на части.
-И много Вас там?- поинтересовался доктор.
-Еще один, — ответил Йончи. Он сидел рядом на койке с забинтованой головой.
-Приготовьте еще койку, Ниночка, — сказал доктор и вышел из палаты.
Витьку привезли под вечер. Его покусала собака. Та самая, которая спала под сторожкой. Смотритель не успел предупредить Витьку, чтобы он не брал в руки щенка. А Витька не успел запрыгнуть в машину. Смотритель привез его на Витькиной машине и вся больница уже бурлила слухами. Хули, третий раз к главному входу подъезжает катафалк и оттуда кого то выносят. Вскоре по лечебнице ходила уверенная версия, что неподалеку в озеро упал военный вертолет. Кушающий печенье у окна дядька рассказал мне, что из девяти выжило трое, причем, одному снесло полчерепа винтом, но врачи его залатали. Второй получил сильные ожоги от взорвавшегося топливного бака, а третий остался без обеих ног — ему их оторвало шасси. И что завтра в город прибудет министр обороны, а может, и сам президент.
Поутру нас осмотрел завотделением. Я уже был в полном порядке, только голова побаливала.
Йончи сидел с забинтованой головой в той же позе, что и вчера. Витька лежал на животе и играл в крестики-нолики в старом кроссворде. Собака покусала его за ягодицы, поэтому на спине Витька лежать не мог.
-Так кого вы там спасали?- спросил заинтересованно доктор.- к нам что то больше никто не поступал.
-Пса одного спасали. Охотничьего.- ответил я.
-Спасли?
-Нет. Он еще прошлой осенью утонул. Теперь испортился. Шерсти почти не осталось. Пришел в негодность, — ответил за меня Йончи.
-Чудненько,- сказал доктор, — Запиши, Ниночка, осмотр у психиатра этим двоим. Пусть Валерий Семенович у них рефлексы проверит. А третьего можно выписывать, похоже, он самый здоровый среди Вас. — доктор посмотрел на Витьку, задумчиво разглядывающего кроссворд.

Через год мы опять приехали на это же озеро. Витька целую зиму бредил лодочным аллюминием и купил новый трос. Но лодка уже была на берегу. Ее вытащил старичок с внучкой и теперь под ней жила собака. Потому что лодка оказалась пластмассовой.

Yodli.
  • +11
  • 14 сентября 2011, 20:31
  • Freedom

Комментарии (0)

RSSсвернуть /развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100