Горы, баня и суровая старость Розалии Карловны.

Чтиво на ночь




***фрагмент

Над снежными Карпатами сияло ледяное солнце, а мы катились в катафалке на лыжный курорт Буковель. Мы — это я, Витек и Роланд. Мой верный Йончи остался дома с молодой женой, а Витька вполне мог справиться с работой, которую поручил нам Патефон. Работа была проста: установить подоконные плиты и затереть аккуратно швы на собраном камине. Камин был давно сложен в нужном месте, а именно в гостиной небольшого домика с рубленной банькой, оставалось лишь навести гламур. Ну, по наведению гламура мне нет равных. Тем более если рядом Витек… Для разнообразия Витька взял с собой лучшего школьного друга Роланда. Роланд тоже был не один — с ним передвигалась небольшая псина. Чувствуя угрызения совести после непредсказуемой гибели несчастного Моцарта Роланд усыновил, вернее удочерил некрупную собачку по имени Эльза.
-Настоящая китайская чихуа-хуа, — уверял Роланд, поднося собачку к самому Витькиному носу, будто тот мог различать породы по запаху.
-Не матюкайся, — говорил Витька и морщился. С собачками у него не складывалось. Собаки тоже плевать хотели на Витьку. Как правило, их встреча всегда заканчивалась печально и, конечно, не для Витьки. Балерина с домкратом смотрелась бы более органично, чем Витька с собачкой… Но только не в этот раз. В этот раз, пацаны, скажу Вам прямо — собачка вернулась назад в Германию целой, невредимой и даже посвежевшей. И это благодяря мне. Предполагая последствия нежеланного контакта, я старался постоянно держать Эльзу и Витька на расстоянии, поэтому в машине мы ехали так: Витек за рулем, я посередине и Роланд справа с Эльзой в рюкзаке. В горах стоял крепкий мороз, поэтому на Эльзу был натянут изящный бирюзовый свитерок.
— И чего это Патефон забрался в такую глушь?, -ныл Витек крутя баранку, — какого лысого ему камин в горах приснился?
-Это он для любимой тещи старается, — объяснял я Витьке, — Лечебную избушку ей в горах построил, баню с процедурным кабинетом, ингаляционную камеру… че там, бабла есть немеряно — можно повыеживаться.

А теща у Патефоныча была непростая. Суровая мадам с железной волей и несгибаемым авторитетом. Правда, здоровьем хилая. Но сердобольная. Очень любила зятя и очень о нем заботилась. Следила чтобы он держал вилку в левой руке, сморкал сопли в платочек и писял на унитазе сидя, чтобы ночевал дома и все честно украденое бабло приносил опять же домой. Чтобы ел, но не пил. Чтобы цвел, а не гнил. Спал, но не храпел. Срал, но не пер… ну, Вы поняли… Патефон от этой тещиной заботы не то, чтобы сильно страдал, но был в напряге. Здоровье у Розалии Карловны было слабое, а нервы у Патефоныча — крепкие. Он любил Ленку и потому терпел. Еще бы — у всех корешей были тещи как тещи. Непритязательные. Скромные. Понятливые. Быстренько состарились, покашляли и вовремя умерли. Эта же надумала неприлично долго хворать. Если у нее не болела печень, то у нее стреляло в ухе. Печень пришили новую, ухо продули. Если не щемило под лопаткой, то пощелкивало в локте. Под лопаткой помассировали, в локте поскребли. Если не тянуло в позвоночнике, то дергался глаз. Позвонок отрегулировали, глаз подшили. Ничего не помогало — теща интенсивно болела и хирела. Когда не болела, то хирела еще быстрей. Пока хирела успела оплакать трех мужей, кстати, умерли здоровыми, и двух племянников. Теперь собиралась замуж в четвертый раз, но после того, как разгрузила на даче шесть тонн бетона при помощи одного оцинкованого ведра совсем ослабла. К тому же у нее стало скрипеть в левой коленке. Патефон, благородный зять, продал ломбард и отправил тещу в Израль ремонтировать колено. Доктора-евреи поставили синтетический уплотнитель и смазали мениск, но нашли ожирение правого полушария мозга и инородные тела в деснах. В коленке пропали скрипы, зато от морской воды у Розалии Карловны стало ломить суставы. Провели липосакцию мозга, десны имплантировали новые, в качестве бонуса нататуировали давно выпавшие брови, однако заменить все суставы современная медицина не решалась и Петифан понял, что если он скоропостижно не вылечит любимую тещу, то Розалия Карловна будет еще скрипеть, дергаться и щелкать лет эдак пятьдесят.
Тогда Патефоныч продал казино и автозаправку в городе и построил домик в горах. С баней и колыбой. В бане было все: процедурные кабинеты, позвоночные вытяжки и бальнеологические ванны. Грязь завозилась специально из Турции, вода из Баден-Бадена и специальные врачи из Америки. Те, которые лечили Майкла Джексона. Оставалось шлифануть мелочи и можно было переселять тещу. Вся надежда была на нас…

А нас на Буковели уже ждал Геннадий. У него были желтые зубы с черной канвой и толстые пальцы на правой руке. Левая находилась в гипсе. Геннадий был у Патефона одновременно и бухгалтер, и истопник, и сторож-менеджер. Параллельно он работал в местном пожарном депо инспектором по охране труда, но теперь был на больничном — Гена упал и сломал руку когда укреплял на стене инструкцию по технике безопасности. Свалился с табурета на огнетушитель.
Мы сбросили вещи в фойе и направились кушать. Стол в колыбе был уже заказан, оставалось выбрать блюда и Эльза на голубом поводке направилась с нами.
-Шо за порцкани крумпли,- поинтересовался Витек, листая твердое меню, — вкусно али нет?
-Это толченая картошка, — пояснил я Вите, — по французски «пюре» называется.
-Неси три порции, — оживился Витек,- мне, собакофилу этому и шефу — на меня показывает.
-Не-не, я не буду, — морщусь, -слишком экзотичное блюдо для меня.- Вон, мою порцию пусть Эльза кушает.
Принесли три тарелки, действительно, пюре, только с комками небольшими и прозрачная пенка по краю тарелки. Витька с Роландом принялись уплетать за обе щеки — проголодались с дороги. А я стал подкармливать хлебом Эльзу, которая расхаживала по колыбе, как у себя дома. Хлеб я макал в красное закарпатское вино.
-А что, Геннадий, — Роланд достал блокнотик и приготовился записывать новый рецепт, — нельзя было ваши <порцкани крумпли> нормально «пюре» назвать? Или это для полноты фольклора?
-Фольклор — это одно, а у нас еще и аутентичность процесса соблюдена, — Геннадий хвастается, — раньше ведь как в селах было, на свадьбу или на поминки вся деревня сходилась, кто столы застилал, кто тарелки мыл, а беззубые старухи вареную картошку во рту переминали и в деревянную чашу порцкали сквозь десны. Древняя традиция, йоптеть. Так и у нас… Во-о-он видите, в окошке за баром старушка сидит? Это мама моя, она вам эти три тарелки и напорцкала, кушайте, пока теплое…
Эльза так заслушалась этим древним рецептом, даже хлеб перестала жевать, а Роланд с лавки вскочил, рот зажал руками и к выходу побежал, спотыкается. Чуть свою чиху-хую не раздавил.
Геннадий ржет как конь, лишь Витюше хоть бы хны: хавает и красные уши шевелятся, — Очень вкусное блюдо, -Витя губы хлебом вытирает,- мне такое мамка в детстве делала.

Подождали пока Ролик со свежего воздуха вернулся, Геннадий ему стаканчик вина красного нацедил:
— Хлебни, Роланд, оно кислотно-щелочной баланс стабилизирует.
Я собачку хлебом с картошкой кормлю и размышляю вслух:
-В принципе, пацаны, очень даже полезное блюдо эти «порцкани крумпли». Микрофлору кишечника укрепляет. Вот твоя мама, Геннадий, к своим семидесяти, поди, всеми болячками переболела? Так что, Витюша, она тебе свой иммунитет привила — никакая хворь уже не возьмет.
-Да я и раньше не болел, — Витя картошку вином запивает,- только ушибы и переломы бывали.
-Ну да, — Ролик отдышался, — при шизофрении ничего не беспокоит, можно годами не лечить.
Так, не торопясь, за познавательной беседой незаметно бутыль красного вина и выпили…

С утра пораньше мы отправились кататься на лыжах. Вы ж не думали, что мастер такой высокой квалификации, как Витя сразу кинется в позу креветки заполнять клеем в бане каминные швы. Витя приехал отдохнуть. А отдыхать Витя умел. Сочно, с размахом. И всегда бесплатно. Еще Витя умел классно кататься на лыжах, хотя, кто тут не умеет. У нас, на Закарпатье даже будущие мамы на сороковой неделе беременности катаются.А все мукачевские пацаны либо офигенные профи по слалому, либо непревзойденные инструктора по скоростному спуску. Особо хорошо научились спускать жен олигархов, пока те пьют водку в колыбе… Спускают бережно, придерживая теплыми ладонями за бедра.
Роланд, будучи давно не местным, лыжи не взял, а я с Витькой подобрал себе по отличной карвинговой паре. Витя выбрал слаломные палки и маску с двойным стеклом. Я надел шлем. Ролик тоже, на всякий случай, надел шлем и теперь аккуратно засовывал тепло одетую Эльзу в свой рюкзак. На лыжный подьемник собак не пускали. Засовывая, Роланд озабоченно ощупывал собачий живот, раздувшийся от вчерашней картошки. Собачонка поскуливала и отчаянно цеплялась маленькими черными коготками за борт рюкзака. Думала, видимо, что ее ждет какая то экзекуция.
-На хуа тебе эта чичи-хуа? -удивлялся Витька, ковыряясь в ухе лыжной палкой, — еще раздавишь случайно.
-Не раздавлю. — отвечал Ролик, затягивая шнуровку, — я ее спереди прицеплю.
Эльза высунула мокрый носик в узкую щель рюкзака и тихо покашливала. У нее была какая то импортная болячка в легких. Я тем временем заполнял свой новый гидропак фричем. Фрич, пацаны, это такой классный напиток, который пьют немцы. В гидропак заливается много сладкого темно-красного вина и чуть-чуть минеральной воды. В результате получается обалденный пузырчатый фрич. Пьется легко и медленно уносит сознание в сторону. А гидропак, кто не знает, это специальный рюкзак с вшитым полиэтиленовым баллоном. Из баллона торчит синяя трубочка с желтым краником. Такие гидропаки на спине америкосы в Афгане таскают, да и европейсие велосипедисты их любят. Я тоже люблю — хули, сунул трубку в рот и погнал вниз по лыжной трассе. Катись и соси вино на ходу. Балдежь… Можно иногда дать и друзьям пососать.

Мы приобрели электронные карточки и стали в очередь на подьемник. На креселку присели как я и хотел: Витька слева, Ролик справа, я посередине. Сближать Эльзу с Витькой я не рисковал…
Было хорошо. Нет, было не хорошо. Было сказочно хорошо. Снежные ели сверкали монументами под белым солнцем в синих небесах, потрескивал крепкий утренний мороз и мой «Таймекс» на руке показывал минус двадцать семь по Цельсию. Я сосал фрич. Потом дал пососать Витьке. Затем пососал Роланд. Эльза сосать не умела, зато умела лизать. Всем опять стало хорошо. А так как мы сосали не хуже европейских велосипедистов, хотя американский спецназ сосет намного лучше, то в кресла мы уже упали слегка поддатые…
-Кайфово то как, -закатывал глаза Роланд, — просто несказанно…
-А че, не хило, — подтвердил Витька отсасывая из моей трубочки, — Погнали на шестнадцатый лифт, шеф.
-Погнали, Витюха, там черный спуск, как раз наш уровень, -я впал в легкую эйфорию, -А Ролик обратно на креселке спустится, да, Ролик?
-Ой, братаны, -Ролик опьянел от фрича, горного воздуха и лез ко мне целоваться, — я бы так целый день катался… Красота то какая, правда? Уезжать не хочется… остался бы тут навеки…
-А ты монетку кинь и вернешся. Я всегда чего то вниз кидаю. Вот, в прошлом году мобилку уронил, теперь каждый год приезжаю.
-Че сразу кинь?, Кинуть то нечего…, — стал щупать себя Витька. — Можно плюнуть просто. Я всегда плюну и все — тоже каждый год приезжаю.
Витька плюнул вниз.
Я тоже попробовал плюнуть, но плюнул себе на живот. Ролик отвернулся и молчал.
-Ролик, ты че, обиделся?, — толкнул я его локтем, — У нас как то не принято среди пацанов лобзаться… мы не немцы… Витька, че он молчит? Скажи ему что то ласковое.
-Слышь, Роландо, бля, повороти хайло, когда тебе вещают, — Витька попытался в воздухе пнуть его синей лыжей. — Не красиво это — в гостях быковать, муфлон облезлый…
Роланд не поворачивался и что то мычал. Эльза кхекала в рюкзаке. Я подергал Ролика сильнее и он замычал громче. Башка его намертво прилипла к оцинкованой стойке кресла и тут я понял, что дела плохи. Похоже, он решил поцеловать кресельную стойку взасос и теперь крепко примерз мокрыми губами к железу. А возможно и языком.
-Бля, Витюха, тут западня такая — примерз твой слабоумный друг… не отрывается.
-Вот баран, че ему облизать некого было?.. Лучше бы к своей Эльзе примерз, бля… Чего делать то… Отрывать надо… Интересно, шеф, если его резко за шлем дернуть — губы на железке останутся? Или только язык?.. Я как то видел гаишника, к фонарю прилипшего. Ото был прикол… Ну че? Попробуем?
-Ты чего, Виктор? — я слегка протрезвел, — он же повар, а не гаишник. Чем он будет пищу пробовать? Если у тебя органы осязания ниже спины расположены, так это не факт, что у остальных людей тоже. У него ж язык — основной рабочий орган. Мозги включи, подсобник хренов.
-Да че, я только версию двинул...,. -пожал плечами Витька и принялся сосать мой шланг дальше. — Пусть так катается, он же хотел тут навсегда остаться…

Роланд мычал, собачка покашливала и до верхней станции выгрузки оставалось еще минут пять подьема. Чтобы Эльза не задохнулась я слегка ослабил шнуровку рюкзака и она сразу, высунув свою маленькую головенку, принялась лизать Роланда в подбородок. Тот заныл. Вдруг, в какой то момент, Эльза застыла, внимательно посмотрела мне в глаза и издала в рюкзаке какой то странный звук. При этом ее глаза слегка выпучились и покраснели.
-Обосралась, падла, — зло сказал Витек и отвернулся в сторону. — Картошку по второму кругу напорцкала. Шеф, засунь ее назад… Подделка китайская.

Из рюкзака донесся кисловатый запах и Роланд принялся шумно дышать носом.
Эльза снова внимательно уставилась на меня, издала булькающий звук и опять принялась лизать Роланда в шею.
— Видишь, Ролик, — сказал издевательским тоном Витька,- как хорошо когда тебя любят животные.
Ролик тихонько взвыл.

Спрыгнув с кресла я сразу кинулся к дежурному оператору объяснять ситуацию.
-Не… ну, пацаны, — пожал тот плечами я тут его не отлеплю. Пусть назад едет. Там внизу спасатели есть. Врач. Я сейчас по рации брякну. — и принялся шуршать рацией.

Ролик с вонючей собачкой поехал вниз, жалостно провожая нас взглядом.
-Да не сцы, Роландо,- весело заорал ему Витька,- все будет джуки-пуки… мы мухой вниз слетим. Ты там отлепляйся пока…

И мы полетели вниз. Ну, кто не был на шестнадцатой трассе на Буковели, тот считай не жил. Летишь торпедой, как парашютист с закрытым парашютом, только сопли по морде растекаются. Орешь дико, но ни хрена не слышишь, зубы стучат, люди в стороны шарахаются… короче, драйв, экстрим и тихий ужас в одном стакане. Главное уверенно ехать и не ссать. А мы с Витюхой не из сыкунов, к тому же малость пососали фрича, понюхали собачьево дерьма и нас остановить не мог никто… Кроме вон того здорового мужика в зеленой куртке. Витька влетел в него с размаху. Лыжи слетели, мужик встрял головой в сугроб и долго пытался подняться. Витька резко вскочил, матюкнулся, напялил лыжи и понесся вниз. Я успел увидеть это лишь одним глазом, потому что вторым я узрел небольшой бугор, попытался сманеврировать, но не удачно: мои ноги как на батуте подкинуло вверх и я со смаком хряпнулся спиной на укатаный снег. К счастью на мне был шлем и гидропак. Они смягчили падение.

Я лежал спиной на снегу и мне было невероятно легко и радостно. Для большего счастья я сунул в рот трубку с фричем, но фрича там не было: от сильного удара гиропак с красным вином лопнул и медленно вытекал на снег. Я судорожно пытался спасти драгоценные капли сильно втягивая воздух через трубку. Вокруг меня на снегу медленно расползалась огромная красная лужа. Сидящие над моей головой в креслах люди перестали смеяться и застыли в немом ужасе. Лужа увеличивалась прямо на глазах. Одна девушка заплакала, а какой то мужчина истерично закричал тонким голосом, показывая на меня пальцем:
-Я за это не платил!!!.. Мы так не договаривались!!!.. Снимите меня отсюда!!!
Подьемник остановился. Это, видимо, внизу пытались отлепить Роланда.
А отлепить его было не просто. Минус двадцать семь по Цельсию, как никак. Прибежали спасатели. Собралась толпа. Посыпались советы. Варианты. Предлагали: дернуть за голову, полить теплым глинтвейном, ударить током, приложить горячий утюг, нассать на стойку. Ролик вращал глазами и быстро синел. Потом пришел врач и Ролик отлепился. Подьемник двинулся.
Отлепленный Роланд сразу скинул рюкзак с Эльзой и принялся энергично дышать на пальцы. Врач легонько тянул его за локоть в санчасть. Эльза, почувствовав тем временем твердую почву, тихо выбралась из рюкзака и бегала по снегу, воняя и оставляя за собой коричневые полосы. Ролик показывал на нее пальцем и все принялись ловить Эльзу. Но это оказалось не просто. Попробуйте в лыжных ботинках поймать на снегу маленькую, скользкую собачку в вонючем свитерке, которая постоянно кашляет и пытается Вас укусить. В конце концов она забилась под кассы и злобно рычала…

Меня через полчаса подобрали спасатели и спустили вниз на оранжевых санках, но внизу, узнав что у меня ничего не болит, сразу пожелали набить мне морду… Людей стало меньше и день угасал. Витьки нигде не было.

Когда я подошел к катафалку, там уже сидел Ролик с Эльзой в обкаканом свитерке на руках. Роланд пил горячий чай с медом и от обоих исходил специфический запах собачьего навоза. Затем появился раскрасневшийся Витька. Он тяжело дышал и был перевозбужден:
-Бля, пацаны, не курорт, а собрание маньяков… Я, сука, целый час от того козла в зеленой куртке бегал. Какой то агрессивный мудак, просто. Гнался за мной по всем трассам, кричал что то, руками махал… Выпускают же таких из дурки…
-Это Витя,- говорю,- он тебе намекал, что неплохо бы лыжами обменяться. Не модно теперь в разных лыжах кататься. На ноги глянь, умник.
Витя глянул на вниз. На левой ноге у него был синий «Фишер», а на правой серый «Атомик». Причем «фишер» был на сантиметров десять длиннее.
-Оп-па, — удивился Витка, -… Прикольно… а почему я не почувствовал?..
-Это потому что у тебя органы осязания не ниже спины. Я ошибся. У тебя они вообще отсутствуют. Атроффировались. Ладно, полезли в катафалк, гонщик домотканный…

Вечером пошли в тещину баню париться. Организмы отогревать. Не, ну нельзя ж так резко начинать работать. Надо проверить объект сначала. Привыкнуть. Сидим в парилке, потеем, привыкаем, Гена на камин ароматную водичку из ковша плещет. Благодать. Витек принялся Геннадия веником по ягодицам шлепать, спрашивает:
-А банька с чего рублена?.. Дуб?.. Ясень?.. пенис дяди Васин?
-Стены тут еловые, а внутри тополем обшито, — Гена по доскам гипсом стучит, — Для бани самое лучшее дерево: Крыша соломой покрыта для аутентичности. Печь-каменка из речных окатышей сложена, все как книжка пишет, йоптеть.
-А не воспламенится? — интересуюсь я ненавязчиво, лежа в солярисе, -все таки дерево, огонь, искры:
-Загореться никак не может, у меня вся проводка в металлорукавах спрятана и розетки в коробках Бергмана установлены, — хвастается Геннадий, — и дерево пропитано специальным раствором. Антипирен называется.
-На каждый антипирен найдется свой фаермен, — отозвался Витя, — солому как не пропитуй — полюбому вспыхнет:
-Слышь, подсобник,- обиделся Гена, -я, как никак, бывший пожарник, в этих делах разбираюсь, йоптеть, так что, работай веником, Витюшка.
Витька веником дальше Гену бьет, приутих, замыслился чего то :.
Я баньку изучаю; в принципе неплохо все составлено, по науке, печь асбестовым шнуром изолирована от дерева, окошечко в двери есть, даже градусники и приборы какие то на стенах…
-А все таки, стремно солому на крыше держать, — Витя из раздумий вышел:- может таки полыхну…
-Йолы-палы, да ты заколебал!, — возмутился бывший пожарник,- хер она загорится! Если загорится, я в одной простыне в гастроном за водкой побегу, уснуть мне на рельсах,!...-и берет из печки полешко светящееся, на улицу выходит.
Ну, мы за ним наружу, естественно, интересно ведь как пожарные горючесть материала испытывают. Гена с размаху факел под крышу воткнул и к нам развернулся:
-Во! Видишь теперь, подсобник?!.. Не горит ни хера, йоптеть!!! Ан-ти-пи-рен!!!
-А по моему, горит, — Витька мокрым веником на вспыхнувшую кровлю показывает.
-Блин, в натуре, горит!, — Роланд ржет.
-Йолы-палы, пацаны, тушите давайте!,- экспожарник возбудился,- у меня гипс, йоптеть! Снег кидайте на крышу!!! Огнетушитель тащите!!!
Я гляжу, очень энергично горит, даже потрескивает. Принялись снегом закидывать, простыни попадали, холодно, а тут еще из ресторана кухарки повылазили — такое шоу не каждый день увидишь: четыре голых мужика резво скакачут вокруг огнища и громко матюкаются. Между нами металась маленькая собачка.
Генина мама выволокла на крыльцо здоровый огнетушитель и Ролик кинулся ей помагать.
-Хули Вы там вошкаетесь, — орал Гена, — кидай его сюда!!!
Витя кинул с размаху огнетушитель в огонь. Там вскоре что то хлопнуло.
Геннадий обреченно издал такой протяжный звук:
-Ы-ы-ы-ы-ы…
-Чего то антипирен некачественный, -озабоченно изрек Роланд, держа свою чиху-хую на руках, — или его дождями смыло?!
-Один хрен, какой антипирен:- Гена совсем раскис, — и так сгорела дотла, родимая, уснуть мне на рельсах:.
А Витек, негодяй, стоит и радуется.
-Чего веселишься, Витюша?, — спрашиваю,- там же и твои сатиновые трусы в горошек сгорели.
-Фиг с ними, с трусами, я вот, представил, шеф, как прикольно Гена будет в одной простыне у гастронома смотреться. Интересно, успеет водку купить или сразу в дурку заберут?
Домой мы вернулись быстро. Дорога домой всегда кажется быстрее, тем более мы ехали отдохнувшие. У меня были румяные щеки, у Витьки румяные уши, а у Ролика опухший язык.Эльза перестала кашлять. От беготни по морозным горам у нее в легких передохли все бациллы, а от порцканой картошки появился иммунитет и теперь она звонко тявкала. Исцелилась. А вот с Розалией Карловной было хуже. Долгожданная баня то сгорела и внезапное выздоровление откладывалось на неясный срок.
-Да все нормально, пацаны! -неожиданно радостно встретил нас Патефон, — Манать ту баню и дрова. Главное что тещу я наконец то уболтал на серьезное излечение. Берется один опытный канадский врач. Только, говорит, надо предварительно тело заморозить. Лет на двести. Мол, когда Карловна выйдет из криогена, тогда уже смогут новые кости выращивать прямо в человеке. Он предлагал, вообще, голову отдельно заморозить, а тело потом вырастить свежее. Без дефектов. Но теща че то не доверяет ему. Боится, что ноги кривые вырастут. Согласна только целиком морозиться. Так что, вопрос решен, будет рядом с Джексоном лежать. В субботу едем в аэропорт. И это..., — Патефоныч наклонился поближе и заговорщически прошептал, — главное доктор толковый попался. За отдельную плату обещал таймер на четыреста лет крутануть… Ленка пока не знает… Ну, наливай!
Патефоныч энергично потер ладони над головой.
На столе появилась очередная бутыль свежего фрич-тоника.

Yodli
  • +9
  • 22 сентября 2011, 20:58
  • Freedom

Комментарии (1)

RSSсвернуть /развернуть
+
0
красивый хеппи енд
avatar

Chan

  • 22 сентября 2011, 23:07

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100