Охотники



Дача, зимний вечер, мужская компания. Что может быть лучше? Разве что – почти мужская компания…
Сидим в теплом предбаннике, смеемся, ловим ногами легкие сквознячки из под дверей, пьем чай (или кто что там пил…) и беседуем об охоте.

Так вышло, что все вокруг меня как на подбор, оказались отчаянными зверобоями.
Они углубились в дебри, заспорили — чем лучше бить утку «пятеркой» или «шестеркой»?
Спросили мое мнение, я авторитетно ответил, что не очень в курсе, но думаю, что в хорошем утином болоте завязнет и «пятерка» и «шестерка» и даже уазик.
Оказалось – это номер дроби. Тогда я вырулил, что на охоте бывал всего пару раз в жизни, но однажды подстрелил полудикую курицу, так вот я ходил на нее с трассирующими патронами 7,62 с зелеными наконечниками и бил очередями. Не знаю, вроде вполне подошли…
Дальше пошли охотничьи рассказы.

Первым начал наш гостеприимный хозяин — старый КГБешник Юрий Тарасович:
— Лет двадцать назад я, сдуру, поддался уговорам дочери и взял ее на охоту. На что только рассчитывал старый дурак…?
Вот приехали, расположились в засаде и сразу заяц. Я – Ба-бах. Вроде попал, подбегаем с дочкой, видим, он сидит раненый и презрительно на нас смотрит.
Оксана сразу в истерику. Кричит – Папа, что мы наделали!? Он может умереть! Мне его жалко! Скорей поехали к ветеринару!
Делать было нечего, собрались, поехали домой. Все чехлы кровью заляпали.
А тот заяц у нас еще неделю жил, лечился. Степаном назвали. Дочка его и днем и ночью выхаживала.
А как выздоровел, то, не попрощавшись, убежал от нас обратно в свой сказочный лес, короче все обошлось как нельзя лучше.
Помню, вкусное из него жаркое получилось…

Настала моя очередь и я рассказал, что у нас на высокогорной точке, лучшими охотниками всегда были часовые. Через день бывало, кого-нибудь да угрохают.
Ходит с автоматом между вверенными объектами и как услышит шорох в кустах, так сразу – «Стой кто идет!» «Стой стрелять буду!» Ответа нет, ну он как положено – предупредительный вверх и на, получай между глаз. Обычно это бывали или заблудшие деревенские свиньи или козлы. На худой конец и куры с удовольствием перли посмотреть на секретные станции ПВО…
Местные грузины каждый раз удивлялись – и что это их животные как шпионы все время пытаются проникнуть на особо охраняемый объект? Разводили руками и уходили ни с чем. А нам доставались трофейные шашлыки…

Тарасыч предположил, что видимо часовые их сами как-нибудь подманивали. Нахрена скотине военный объект? А может быть запах озона от работающих станций...?
Но на самом деле было все гораздо проще. Мы брали у часового автомат и шли на охоту. За пару километров от части подстерегали подходящую добычу, быстренько на нее охотились — метров с трех и тащили к часовому…
И нам пожрать, и часовому благодарность от командира роты за бдительное несение службы, да и казенные патроны списаны. Вот и весь озон…

Тарасыч хмыкнул и пошел раскочегаривать парилку, а очередь рассказывать охотничью историю дошла до здоровенного мужика Вадима.

Вадим подождал, пока за Юрием Тарасовичем закроется дверь, посмотрел ему вслед, сурово затянулся ароматной трубкой и заговорил:
А вы в курсе, что он меня от смерти спас?
( Мы были не в курсе)
Зайчики, козочки, все это конечно мило, но я попал в настоящую переделку, да такую, что и врагу не пожелаешь…
Давненько это было, мы с Тарасычем поехали в Костромские леса на медведя. Три дня проболтались – нету. Говно, следы, куски шерсти — есть, а его самого нету, хоть плач. Уже и надежду потеряли.
Короче говоря, пошел я в последнее утро дров для костра натаскать и тупо нарвался.
Столкнулся прямо нос к носу…
Огромный, вонючий, смотрит на меня и перед тем как сожрать, взглядом гипнотизирует, а глаза черные, свирепые. Медведь медленно поднялся передо мной на задние лапы и стал метра три высотой. Верите ли, меня просто парализовало от страха, ну не бороться же с ним.
Я сел на землю, смотрю на него снизу вверх, жду смерти и не то, что крикнуть, или убегать, даже дышать не решаюсь.
Он, сука, навис надо мной, вот — вот навалится всей тушей.

Думал, что только в кино так бывает, когда в последнюю секунду перед глазами пролетает вся твоя задрипанная жизнь. Оказалось — правда.
Я успел вспомнить мамины пироги с капустой, друзей во дворе, первую несчастную любовь, своих детей. Как они без отца выучатся и встанут на ноги…
Дело прошлое – я человек не сентиментальный, но и то прощаясь с белым светом, пустил скупую мужскую слезу…
Вы просто себе и представить не можете, что я в тот момент пережил.
И вот, когда зверюга уже растопырил когти и хотел было меня подмять, вдруг – да-дах — выстрел.
Его голова дернулась и туша с хрустом завалилась на бок.
Это чудо, что Тарасыч вовремя подоспел, прямо в башку попал этой скотине. Еще доля секунды, и все, я бы с вами тут не парился…

У Вадима мелко, но заметно тряслись руки, видимо еще раз пережил… Он отхлебнул пивка, искусственно улыбнулся и скрылся в парилке.

На пороге появился Юрий Тарасович с ведром и все на перебой стали выспрашивать подробности чудесного спасения Вадима.

Тарасыч поставил ведро и сказал:
— Шутки шутками, но дело тогда принимало серьезный оборот. Тот медведь видимо даже засек Вадика.
Я:
— Как это засек? Поцарапал что ли?
Юрий Тарасович:
— Почему поцарапал? Обнаружил. Ведь когда я его застрелил, то расстояние между медведем и Вадимом было метров десять – пятнадцать, не больше…

© Грубас
  • +17
  • 20 января 2012, 17:27
  • Freedom

Комментарии (1)

RSSсвернуть /развернуть
+
+1
avatar

stich

  • 20 января 2012, 23:28

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100