Король



Король сидел на троне, попивая нектар из золотого кубка, инкрустированного рубинами. Всей позой он показывал своё снисходительное величие. Красная мантия с хвостами горностаев мягко ниспадала с плеч бархатными волнами. Корона легкомысленно сдвинута на бок, слегка, но достаточно, чтобы придать королю вид уверенный и безмятежный. В ногах лежала, примостив острую морду на лапы, любимая борзая короля. Рядом с ней сидел изрядно подвыпивший шут. Он в волю повеселил присутствующих, и теперь мог позволить себе паузу, чтобы отдохнуть.

Музыканты старались, извлекая из инструментов чудесную мелодию. Придворные насытились изысканными блюдами и ждали сигнала, оповещающего начало танцев. Дамы, похожие на изящные фарфоровые статуэтки, кокетливо прикрывали веерами мушки на румяных щёчках и хихикали, поглядывая на кавалеров, которые, в свою очередь, вели суровые мужские беседы и в промежутках между фразами и шампанским, бросали ответные многозначительные взгляды.

Шёлк, парча, бархат, кружева, пышные юбки, затянутые в тугие корсеты талии, мягкие пышные бюсты, обтянутые по-смелому низкими лифами, неимоверные парики и безумные причёски, аромат парфюма, золото, позолота, драгоценные камни – всё это наполняло зал, словно кто-то разбросал букет прекрасных цветов.
Где-то шла война. Далеко, не под городскими стенами. Здесь не слышен грохот орудий, неистовые крики рукопашных атак, дрожание земли от стремительно несущейся конницы. Здесь не раздражают запахи гари, пороха, пота, крови и смерти. Здесь все надёжно защищены от безобразного вида оторванных конечностей, отрубленных голов и выпотрошенных внутренностей.
Война далеко, война давно, война всегда. Ей нет конца, и все уже смирились с этой данностью – и двор, и солдаты, и простолюдины. Там, где нет сражений, жизнь сразу возвращается в своё обычное русло. Король иногда даже забывал, что где-то гибнут его подданные. Война не помеха для светских развлечений, таких, как нынешний бал.

Придворный концертмейстер махнул музыкантам, и те заиграли менуэт. Присутствующие оживились. Кавалеры не спеша отправились выбирать партнёршу для танца. Дамы смолкли в ожидании, и вот уже пары выстроились, приготовившись отдаться музыке и движению.

Но вдруг идиллию разрушил грохот сапог, уверенно направляющих своего хозяина к трону. Удушливым шлейфом пронеслось амбре гуталина. Через зал шёл офицер в запыленном алом мундире, на ходу снимая кивер с потрёпанным султаном. Сабля билась о бедро в такт ходьбе. Тишина удивления и немого возмущения наполнила зал. Остались только удары подбитых каблуков о мрамор пола, бряцанье оружия, цоканье шпор и запыхавшееся дыхание.
Король, не верящий своим глазам (кто посмел прервать веселье?), приподнялся на троне. Личная охрана обнажила клинки, замерев в ожидании приказа. Но король всё понял – это вести с фронта. И вести очень важные, решающие. Иначе никто бы не пустил сюда этого наглеца.
Офицер подошёл к подмосткам трона и упал на одно колено, склонив почтительно голову.
— Ваше Величество, — сказал он, всё ещё с одышкой человека, спешившего на всех парах, — не велите казнить за моё безрассудство, но я принёс вам новость, не терпящую отлагательств, иначе я не посмел бы…
Король жестом остановил его.
— Офицер, давайте без прелюдий. Говорите же, с чем вы пришли, что принесли – триумф или погибель?
— Мой король, — офицер оглянулся на замершую за его спиной толпу неудавшихся танцоров. – Могу ли я осмелиться просить вас об аудиенции тет-а-тет? Не уверен, что здесь место…

Король поднялся с трона, окинул взглядом зал.
— Продолжайте, — махнул музыкантам и направился к двери, ведущей в кабинет.
Музыка заиграла сразу же, придворные ещё несколько секунд приходили в себя, и, словно освободившись от чар, продолжили веселье.
Король зашёл в кабинет, нетерпеливо повернулся к гонцу.
— Ну, говорите же.
Но офицер вдруг выхватил из ножен саблю, и одним ударом снёс королю голову.
Даже не дождавшись, когда рухнет тело, стал стаскивать с себя красный ментик, следом полетел доломан. Головной убор тяжело ударился о пол.
Под снятой одеждой оказалась чёрная форма солдата армии противника. Даже не офицера. Обычного рекрута без чина и звания. Пешки, шестёрки.
Солдат достал из нагрудного кармана пиковую шестёрку, и выставив перед собой, позвал королевскую охрану, закричав во всё горло
Шестеро гвардейцев ворвались в кабинет с оголёнными шпагами, увидели на полу обезглавленного монарха и бросились было на убийцу, но увидев в его руках карту, замерли на месте, а через мгновенье, осознав происходящее, попятились подальше от ужасного гостя.
— Козырный, козырный, — шептали они про себя.

— Да откуда у тебя эта шестёрка взялась? – удивлялся Васька. – Она же вышла. Во второй или третьей взятке.
— То семёрка вышла. А шестёрку я вот, только что из колоды взял, — улыбался во весь рот Петька.
— Ну не мать его так! Я уже думал, бубна вся моя будет. Где ты взялся со своей шестёркой? Забрал короля, и как теперь играть? А, ладно, сдаюсь.
На стол полетел веер карт.
— Давай, раздавай, сейчас отыграюсь.

©goos
  • +25
  • 05 сентября 2012, 20:19
  • Freedom

Комментарии (0)

RSSсвернуть /развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100