Странный герой



– Да это просто дурдом, а не королевство! – кричал папа-король, брызжа слюной и размахивая скипетром. – Он же не принц! Он же ж даже не рыцарь! Как я за него дочку выдам-то?
– Но, ваше величество, – пробормотал старший советник, потупив взор, — глашатаи на всех площадях королевства кричали, что возможность будет доступна любому.

– Докричались? – поинтересовался король.
– Но ведь, ваше величество… – начал было советник, однако смолк посреди фразы.
– Казнить мы его не можем? Я правильно понимаю?
– Не желательно бы, ваше величество. Народ не поймет.
– Поймет–не-поймет. У нас тут монархия или что? Прикажу и всё тут!
– Но, ваше величество, весь город видел, как он голову драконью к замку волок. И вдруг казнить? Тут и до бунта недалеко.
– Ну, в ереси обвините его, что ли. В колдовстве, там, например.
– Глашатаи, ваше величество, кричали, что награжден будет победивший дракона любым способом, пусть даже и противоречащим устоям нашего королевства.

Король хорошо помнил и этот отрывок из своей преисполненной пафоса речи, которую потом, по три раза на дню, во всех городах и деревнях, надрывая глотки, орали глашатаи: «И всякому, в бой с драконом вступившему и победившему сие мерзкое создание, будет дарована не только половина моего царства, но и возможность стать законным супругом моей единственной дочери, находящейся у этого адского исчадия в плену. И, невзирая на способ, коим будет обретена победа над тварью, будь то меч острый или даже неугодная богу магия черная, я лично благословлю союз с единственной моей дочерью, наследницей…»

– Ну а сам герой, чего говорит?
– Молчит, ваше величество. Пришел, дочку вашу с плеча своего снял, уложил её аккуратненько прямо перед входом во дворец, голову драконью рядом положил, да и замер, как стражник вышколенный. Ждет, видимо.
– Чего ждет?
– Я не уверен, ваше величество, но, скорее всего, ждет, когда вы к нему выйдите и поблагодарите.
– И что, до сих пор стоит?
– Да, с обеда, как к дворцу подошел.
– Вот! Моей бы страже, да такую выдержку, а то время караула им сократи, питание усиль. Совсем от рук отбились! – мысли короля плавно ушли куда-то в сторону. – Вот всё ж для них. Смена караула раз в четыре часа, баня отдельная, к концу каждого караула лекарь этот, заокеанский, иголочками в них тыкает – снимает напряжение, а они уже о трехчасовых дежурствах мне через начальника стражи намекают. Еще и дракон этот, будь он неладен. А дочь моя, что, в себя пришла? Чего говорит? Мил он хоть ей, герой-то наш?

Дракона никто не ожидал. По одной простой причине – перевелись они лет еще пятьсот назад. Только в сказках о них и рассказывали. А тут, нате-здрасьте! Хотя, поговаривают, ой поговаривают, будто никого дракон и не похищал. Будто это дочку королевскую от избалованной жизни на извращения потянуло, и сама она к дракону сбежала. Двор всегда славился повышенной тягой к расширителям сознания и, как следствие, половыми излишествам. Но чтоб с драконом? Ох, надо было принцессе в ванную, уточек игрушечных c клювиками покороче в детстве класть. Да и герой этот, без роду, без племени. Явился ниоткуда, о том, что на дракона пойдет, не предупредил. Вот как остальные-то? Придут ко двору, пламенную речь скажут, мол, во славу вашего величества и не ради награды, честь принцессы спасая… и не возвращаются. А этот? Пришел, принес на плече полуобморочную принцессу, притащил за собой голову драконью. След кровавый ко дворцу от самых городских ворот ведет, наверное. А сам встал и ждет. Чего ждет-то?

– Принцесса, ваше величество, как в себя пришла, заперлась у себя в комнате и никого туда не впускает. А как кто стучится, да её состоянием интересуется, так она в ответ матерится, как сапожник, и суть её криков сводится к тому, чтоб в покое её оставили.
– Ну, – король встал с трона, – тогда пойдем-ка, разлюбезный мой советник. Мне-то она, как отцу родному, должна ж открыть?

– Доченька, открой папеньке. – Прислонив ухо к двери, король внимательно прислушивался к происходящему в покоях принцессы.
– А не пойти бы вам, папенька, туда, где солнышко не встаёт? – голос из-за двери звучал глухо, но разборчиво.
– Ты чем опечалена, кровинушка моя? Открой двери, расскажи отцу.
– Да оставьте ж, блять, меня в покое! – донеслось из-за двери – Стресс у меня.
– Чего-то у неё с голосом не так. – Шепотом обратился король к советнику.
– Истерика? – предположил тот.
Король поднял указательный палец вверх и так же шепотом, но очень уверенно, сказал, делая ударение на первом слове:
– Пьяная истерика. – и уже обращаясь к дочери – Значит так! Я сейчас прикажу выломать двери, не посмотрю что дерево заморское, а потом, на глазах стражи, фрейлин и лакеев перегну тебя через колено и выпишу усиленную дозу успокоительного, розгами. И лично этот приговор в исполнение приведу! А ты папку знаешь, папка может!
Всхлипы стихли – принцесса никогда не славилась склонностями к садо-мазо. Послышались шаги, и дверь открылась. Советник только мельком увидел заплаканное лицо принцессы.
– Стой тут, следи, чтоб никто не подслушивал. – Приказал король, а сам зашел в покои дочери.
Спустя полчаса перешёптываний дверь открылась и король вышел из её покоев слегка озадаченным.
– Ну что, ваше величество? – тут же поинтересовался советник, которому не удалось ничего подслушать, не смотря на все его старания.
– Да ты понимаешь, какая тут оказия…

Бой только отгремел, пыль еще не улеглась, а туша дракона мелко подрагивала в конвульсиях, когда принцесса, выскочив из пещеры, бросилась на шею этому странному герою.
– Спаситель мой, я на веки ваша. – В маленькой головке принцессы мысли играли в чехарду, перепрыгивая друг через друга. Принцесса повисла на шее у героя, который даже не шелохнулся. «Мускулистый какой, крепкий, сильный. Мужик что надо. Стриптизеры заморские, и те так мышцами не блистали. И даже если без роду, без племени, то ничего. Каждая ночь с таким должна быть – о-го-го! А деньги у папеньки всё равно есть. Значит, не в них счастье».
Принцесса вспомнила, что она принцесса, и пафосным тоном, не допускающим возражений, произнесла:
– Благодарю тебя, герой, за отвагу, проявленную в битве с мерзким чудищем, отныне я твоя на век, и по приезду во дворец мы сыграем воистину королевскую свадьбу, а спустя положенный срок я принесу тебе наследника…
– Невозможно. – Произнес странный герой, без каких либо эмоций. – Я не способен к репродуктивной функции.
–Чего-чего? – отпрянула принцесса в недоумении.
– Говоря вашим языком, у меня не стоит.
– И у тебя тоже. – Произнесла принцесса слабеющим голосом и хлопнулась в обморок.

– Вот и скажи, как мне её за такого выдавать? Чтобы потом не только мои подданные, но и все соседние королевства просто ржали с того, что у меня зять – импотент?
– А если держать в тайне? Любовника ваша дочь всегда завести сможет, ну, для продолжения рода-то, а муж, не соблазняющийся фрейлинами да кухарками – это ж какой плюс к имиджу!
– Да ты что, – пропыхтел король тоскливо, – дочурку мою не знаешь? Она ж сама всё и разболтает. Она – фрейлинам, те – кухаркам, а там и до соседних королевств недалеко.
– Может, тогда с ним лично поговорить? – осенило советника. – Объяснить, наградить, надавить на него, в конце концов.
– Тут, советник, ситуация двоякая. И зять-импотент плохо, и ежели он откажется от дочурки-то, от моей, во всеуслышание – не лучше. Где ж это видано, чтоб рыцарь на принцессе жениться отказывался? Слухи пойдут разные. Догадываешься какие?
Советник понуро кивнул головой. Король отодвинул штору и выглянул во двор. Странный герой так и стоял по стойке смирно перед входом во дворец.
– Ну, кто ж мог подумать, что всё пойдет наперекосяк. – Пробормотал король, разглядывая героя из за шторы, – Сюжет-то, классический. – И, задумчиво покусав губу, продолжил. – Пойду-ка я с ним, всё ж таки поговорю.

– Ну, и чего мы будем делать, спаситель ты наш? – с иронией поинтересовался король, не поздоровавшись.
– Переформулируйте вопрос более корректно – отозвался странный герой.
– Ты действительно странный. Доченьку мою спас, сам ей в своей половой недееспособности признался и стоишь тут, как истукан, ничего не просишь, ничего не требуешь. И уходить – не уходишь. Чего ждешь-то?
– Жду подтверждения завершения задания.
– Ох ты господи – всплеснул король руками – денег, что ль? Или свадьбы ждешь с принцессой? Так на кой она тебя сдалась, если ты не того… – король на мгновение замялся.
– Не способен к репродуктивной функции – подсказал советник.
– Да. Вот именно это. Ты хоть понимаешь, какой это позор, как для нас, так и для всего королевства? Об этом же все узнают! А тут, как ни крути, любой из вариантов – хуже некуда. Давай, может, мы тебе золота мешок дадим, да и отпустим с миром?
– Нет. – Всё так же безэмоционально отозвался странный герой.
– Тогда чего тебе нужно!? Скажи?! – повысил тон король, явно начиная не на шутку раздражаться.
– Подтверждение завершения задания.
– Подтверждаю! – переходя на визг, закричал король. – Спасибо!
Странный герой молча развернулся и зашагал прочь от замка. Так просто? И всего-то? И ничего взамен?
– Кто ты хоть такой, герой? Зовут-то тебя как? – крикнул король вслед. Не для того, чтобы хоть что-то сказать, а потому что ему действительно было интересно, что это за герой такой, который за спасибо принцесс спасает.
Странный герой остановился, повернулся всем телом к королю и произнес:
– Т-800. Модель 101.
Снова развернулся и зашагал прочь. Будь у короля слух немного чутче, он бы обязательно услышал еще одну, произнесенную странным героем фразу.
– I’ll be back.

***
«Джону Коннору хоть мамка подготовку провела. – думал терминатор, удаляясь от замка. – Объяснила, кто я. Зачем я. И на кой черт он мне режим обучения-то включил? И чего мне теперь с этим режимом делать-то? Эх. И чана с кипящим металлом под рукой нет…».

©VampiRUS
  • +8
  • 29 января 2013, 17:56
  • Freedom

Комментарии (0)

RSSсвернуть /развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100