Номера



Дверь без стука приоткрылась.
— Разрешите?
— Да-да, войдите, — Борис нехотя свернул «Одноклассники», где с подставного аккаунта просматривал друзей жены и мучительно думал, кто из них «тот самый».
В кабинет вошёл щуплый лохматый парень, сделал два шага и остановился, уперев руки в бока.
«Что-то он злой, — растерянно думал Борис, разглядывая посетителя, — Встал буквой „Ф“. Может, был уже у меня, разбираться пришёл, мало ли что? Да нет, не помню такого. На кого ж он похож? А-а-а, как Фредди Мерькюри в „Богемской Рапсодии“ — руки в боки, запоёт сейчас „Галилео-Галилео-Галилео Фигаро!“. Борис улыбнулся, и странный посетитель совсем сконфузился.

— Что Вас беспокоит?
— Подмышки, — еле слышно выронил парень.
— Что?! — приподнял брови Борис.
— Да Вы сами посмотрите. Только помогите рубашку снять.
— Конечно, присаживайтесь, — скрипнула кушетка, и Борис осторожно потянул за рукава, заглянул в подмышечные впадины и хмыкнул. Жёлто-красными нарывами в них торчали крупные фурункулы.
— Ничего себе! Что у Вас случилось?
Парень замялся.
— Даже не знаю, как сказать…
— Говорите, как есть, — уверенно сказал Борис, — Вы же понимаете, врачебная тайна и всё такое.
— Да, блин, Ленкину бритву взял, ну, станок то есть.
— Ленка — это Ваша жена? — Борис осторожно осматривал фурункулы.
— Ну… Как… Ну почти. Короче, она привязалась, мол, в бассейн идём, побрей подмышки, побрей, а то у тебя там джунгли, стыдоба. Я своим „джилетом“ не полезу же в потняки эти, потом этим же лезвием морду брить. Взял её. Думал, она ж только ноги бреет.
— И что же выяснилось в итоге?
— А то! Она, блин… Как сказать-то?.. Ну как… Жопу, короче, им побрила и там у себя всё, и не сполоснула, так и бросила, — затараторил он, — А я тоже хорош! Взял её станок и быстренько, насухую. Опаздывали в бассейн. Вот и вышло.
Борис боялся поднять лицо — парень сразу бы заметил, как он сдерживается, чтобы не расхохотаться.
— Вы не беспокойтесь — созревшие я Вам сейчас вскрою, остальные — позже. Пропишу антибиотики, витамины — быстро всё пройдёт. И больше никогда, слышите — никогда не пользуйтесь чужими средствами гигиены! — неожиданно для себя он прыснул, — О, извините!
— Да ничего, — парень и сам улыбнулся, — Я б на Вашем месте со смеху сдох!
— Вот и хорошо, потерпите немного.

В пятом часу Борис вышел из клиники. На ступеньках курил охранник Михаил Николаевич.
— Домой, Борис Евгеньич?
— Поеду, Николаич, да.
— Ну давай, удачи, до завтра!
— Счастливо! — Борису нравился этот степенный коренастый мужик, очень напоминал он ему покойного отца.
Он подошёл к машине. Оставлял он её за воротами клиники, парковка во дворе для сотрудников почему-то стоила пять тысяч в месяц, а таких трат он себе позволить не мог. Снегу за день выпало изрядно, и Борис, достав из багажника щётку, принялся сметать его с крыши и капота. Что-то непривычное бросилось в глаза. Он поморгал и внимательно осмотрел машину. „Опа! Номер-то где передний? Во дела!“. Он обошёл машину. Задний номер на месте, переднего нет. „Что за фигня?“. Борис раздражённо смахнул щёткой снег с лобового стекла и увидел под левым дворником записку. Он нахмурился, вытащил её, развернул. „По поводу вашего номерного знака звоните сюда“ — и ниже номер телефона. Борис достал трубку, позвонил. Ответили после первого гудка.
— Здравствуйте, я по поводу номера, — Борис ещё ничего толком не успел понять.
— Здравствуйте. Какой у Вас?
— В смысле? Номер? Тюменский, семьдесят второй регион.
— А-а. Секунду. Сто девяносто семь?
— Да, он. Я что, потерял его?
— Ну… Как бы да. А я его как бы нашёл, — незнакомец довольно рассмеялся, — И не только нашёл, но и готов его Вам вернуть за небольшое вознаграждение, как говорится.
— В смысле? Денег Вам надо? Сколько?
— Три тысячи рублей. Сегодня. Переведёте на электронный кошелёк, реквизиты я Вам сейчас отправлю в смс.
— А может, лучше лично?
— Нет, мне эта популярность ни к чему.
Теперь Борис всё понял.
— Слышь, сука…
— Ну пожалуйста, — уже скучающим тоном протянули в трубке, — Я уже сотни раз слышал эти ваши пустые угрозы. Не хотите платить сейчас — езжайте в свою Тюмень. Сколько туда пилить? Сутки? Двое? Жгите бензин, стойте в очереди на получение новых номеров. Выйдет дороже и дольше. Короче, как хотите. Как только деньги переведёте — звоните мне, я Вам скажу, где Ваш номер лежит. Всего хорошего, — и трубка замолчала.
Борис взбесился окончательно. Он снова позвонил по номеру. „Аппарат вызываемого абонента выключен“. „Вот сука, вот урод!!! Что такое началось, блин?! Ну какого хера всё навалилось?“. Два дня назад он поругался с женой. Хотя нет, не поругался. Есть сейчас лучше слово — »разосрался". Именно так — вылили друг на друга по ведру дерьма и разбежались, каждый гордый и при своём мнении. Правда, жена осталась в ипотечной однушке, а Борис уже вторые сутки ночевал в машине, тоже взятой в кредит. До последнего торчал на работе, тайком мыл голову, закрывшись в кабинете.
Денег оставалось не больше десятки. Восстанавливать номера было бы проблематично, зарплата — только через две недели. «Ну что мне стоило перерегистрировать машину в Москве, что за лень, блин! Всё равно летом были в Тюмени, снял бы с учёта… — Бориса лихорадило, — Стоп. Стоп. У меня же есть номер телефона этого козла, менты его сразу вычислят. Точно! ОВД же в трёх километрах отсюда!». Он прыгнул в машину и помчался в полицию.

Взмах жезла. «Этого ещё не хватало!» Борис включил поворотник, остановился и полез за правами.
— Старший лейтенант Мальцев, документы будьте добры.
— Причина остановки? — Борис не мог думать ни о чём, кроме ОВД за поворотом.
— У Вас отсутствует передний номерной знак.
— Украли, старлей, только что! Звонят теперь, деньги требуют! В ОВД лечу!
— Всё понимаю. Ваше нарушение предусматривает штраф пять тысяч рублей или лишение водительского удостоверения сроком от месяца до трёх.
Борис замер, уставившись в одну точку. Потом тряхнул головой.
— Старлей, ну ты что, я же говорю — украли номер. Вот, посмотри у меня в телефоне, смска пришла, там написано, куда я должен деньги перевести, чтобы номер вернули.
— Пройдёмте в патрульную машину.
— У-к-р-а-л-и номер!!! Ты что, не понимаешь? Преступление совершено. Лишение ещё какое-то?!
— Не повышайте голос на сотрудника при исполнении. Выпишу Вам времяночку, суд разберётся.
В Борисе что-то надломилось, он сунул документы в руки гаишнику.
— Делайте, что хотите.
— Подпишете протокол?
— Подпишу. Делайте, что хотите, — повторил он, — Только побыстрее.

— А от меня что Вы хотите? — дознаватель, молодой доброжелательный парень развёл руками, — К нам таких обращений — сотни!
— Но у меня же — вот! И номер телефона его, и номер электронного кошелька. Заблокируйте его хотя бы.
— Мы же не хакеры, — рассмеялся дознаватель, — Всё не так просто!
— И что мне делать? — Борис был в отчаянии.
— Вот Вам совет, — дознаватель посерьёзнел, — Приезжаете в ближайшее ГИБДД, пишете заявление, мол, номер потерял, прошу дать справку такую-то, чтобы доехать до места регистрации и получить новые номера.
— Но ведь кража совершена, — начал было Борис, — Вора надо поймать, ведь Вы же сами говорите, что не я единственный. А ещё меня только что прав лишили ваши эти… Как я поеду-то?!
— Смотрите — допустим, пишете Вы заявление. Кража, уголовка, все дела. Сотрудники начинают работать над этим заведомо безнадёжным делом. Себестоимость Вашего номера — копейки. Даже если мы поймаем этого вора, толком на него повесить ничего не сможем. Понимаете? Поэтому настоятельно Вам рекомендую — поезжайте в ГИБДД. Или всё-таки будете писать заявление о краже здесь?
Борис вскочил, готовый разрыдаться от безысходности, в три шага вылетел из кабинета и так громко хлопнул дверью, что услышал за спиной: «Ты чо творишь-то, козёл, а?!»

— Михаил Николаевич, а разве на фасаде камер нет?
— Посмотрю, Боря, посмотрю, — охранник щёлкал мышью, — Вот, как ты думаешь, в какое время это было?
— С трёх до пяти, точно. Я за сигаретами в машину выходил, всё было на месте.
— Так, так… Ага… Смотри! — Михаил Николаевич торжествующе увеличил переключил изображение на мониторе: к машине Бориса быстро подошёл парень в светлой куртке с меховым капюшоном, наклонился, достал что-то из кармана. Через минуту он встал, сунул номер за пазуху и так же быстро ушёл.
— Он, он, урод, — Борис почувствовал, как у него затряслись руки, — Николаич, а где ещё камеры?
— Вдоль забора одна, простреливает всю дорожку вдоль жилого дома, вот здесь, — Михаил Николаевич снова щёлкнул мышью, переключив картинку.
Бориса озарило.
— Николаич! Дело есть к тебе, дело на пузырь вискаря!
— Я говно это не пью. Водки хорошей купишь, — улыбнулся в пышные усы Михаил Николаевич.
— Короче, там видно всех, кто идёт, да? Проследи хотя бы час, никуда не уходи, я ему деньги переведу сейчас через интернет, он же вернётся номер подбросить, да?
— Вроде должен. Но не совсем же он дурак, к машине твоей подходить?
— Вот! Вот для этого ты и смотри в камеру. Как только заметишь — звони мне, я буду по другой стороне улицы ходить, может, и поймаю его.
— Давай попробуем, Борька, почему нет!
Борис забежал в кабинет, через интернет-банк отправил на кошелёк вора три тысячи, а потом в процедурке, лязгая и шурша, собрал небольшой свёрток.

«На Ваш счёт поступил платёж в размере три тысячи рублей». Марат удовлетворённо хмыкнул и стёр смс. Вот это бизнес! Нафига этот автосервис, работа эта унылая? А тут тебе и адреналин, и практически стабильное бабло. После каждого дела он обналичивал деньги и складывал их дома в красивую жестяную коробку от швейцарского печенья. Сумма уже набралась приличная, но остановиться в таком шике было ох как нелегко. «Ладно, пойду, сделаю доброе дело, чтоб не тащился человек в Тюмень по таким дорогам хреновым». Он улыбнулся, воткнул наушники и вышел на улицу с номером за пазухой.
Метров за двести до машины без номера он остановился, достал лёгкий прямоугольник и аккуратно забросил его на козырёк подъезда. Развернулся, достал телефон, отправил смс: «Ваш номер над четвёртым подъездом дома номер восемь. Удачи на дорогах», сделал музыку погромче и пошёл домой. Открыл первую дверь, толкнул вторую. И вдруг в его левое бедро сквозь джинсы вошла игла. Он охнул, попытался развернуться в узком коридорчике, но в спину кто-то резко его толкнул. Марат сжал кулаки, но руки уже слушались с трудом, его бросило на стену, потом на пол, и он потерял сознание.

Очнулся Марат посреди комнаты. Было очень холодно, в открытую форточку влетали снежинки. Он попробовал встать, но в низу живота жгло и тянуло так, что он снова откинулся на мягкие подушки. «Подушки? На полу? Какие Подушки?!». Марат снова приподнялся. Он лежал на куче сваленного тряпья, в комнате всё было перевёрнуто. Жутко мёрзли ноги. Он опустил глаза — джинсы с трусами валялись в стороне. Наконец, Марат смог сесть. Приподнял футболку. Замер. Член был измазан чем-то тёмно-жёлтым, почти бурым. Он осторожно сдвинул его в сторону и увидел, что так болело. По середине вздувшейся, красной и пульсирующей мошонки шёл аккуратный шов с ровными стежками. В ужасе Марат приподнял её и понял, что слишком уж она лёгкая. Левой рукой он вцепился в джинсы, потянул их на себя, а под ними увидел жестяную коробку из-под печенья. Она была пустой. Хотя нет. На дне лежала какая-то бумажка. Дрожащей рукой Марат взял её. «По поводу ваших яиц звоните сюда». И знакомый номер телефона. Он достал из кармана джинсов мобильник, позвонил. Занято. Снова и снова Марат набирал номер. Занято, занято, занято. В отчаянии он швырнул трубку на диван, выполз в прихожую, и сжав бумажку с номером в руке начал звонить с домашнего. Пошёл гудок. Зазвонил мобильник в комнате.

© PaoloGilberto
  • +9
  • 22 февраля 2013, 19:35
  • Freedom

Комментарии (1)

RSSсвернуть /развернуть
+
0
В нашем государстве скоро только ЭТО и останется делать…
avatar

alex-77

  • 23 февраля 2013, 22:08

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100