Дед Мороз и 8 Марта. НеНовогодняя НеСказка..



По хрумкому, каким он бывает только в новогоднюю ночь, снежку нетвердо ступал Дед Мороз. К последнему клиенту он попал без пяти минут полночь и потому изрядно задержался у него, а Снегурочка так и вовсе там осталась.

– Чего там, дело молодое, понятное, — добродушно бубнил Дед себе в бороду, — Главное, чтобы к девяти утра была в форме – сказку рассказать, да вокруг елочки поплясать сумела, а то вчера уснула на мешке с подарками, детишки у елочки чуть голоса не сорвали, пока ее дозвались.

До дома ему оставалось рукой подать, когда в стороне от шумной праздничной толпы он заметил мальчика. Посреди всеобщего веселья тот одиноко сидел на ступеньках, словно шапкой-невидимкой накрытый глубокой тенью козырька подъезда, и смотрел на веселящуюся толпу.

— А ты чего тут делаешь? — спросил Дед Мороз, заботливо поправляя неловко надетую шапку малыша, — Уши не отморозь – я сегодня расстарался! – Дед крепко стукнул посохом о замерзший асфальт, — Минус двенадцать!

— Сижу, — просто ответил мальчик, — Мне не холодно.

— Понятно…, — вздохнув, Дед Мороз смахнул невесомый снежок со ступеньки и присел рядом, — Рассказывай.

Мальчик хмуро молчал.

— Не хочешь? Хорошо, тогда я сам расскажу. Если человек просыпается в Новогоднюю ночь и не находит под елкой подарка, а в квартире темно и никого нет, то это плохо…

— Никита, — протянул руку мальчик.

— Дед Мороз, — пожимая озябшую детскую ладошку, представился тот.

— Это я понял, — серьезно ответил мальчик, — Другие, — он кивнул в сторону веселящегося двора, где отплясывали сразу три Деда Мороза, — Не настоящие…

— Да, — вздохнул Дед, — Стар я совсем стал, ко всем уже не успеваю, так что приходится халтурщиков нанимать.

— Ага, — согласно кивнул малыш, — У каждого должен быть свой подарок.

— Точно! — подтвердил Дед Мороз.

Минут через пятнадцать, поднявшись в квартиру Никиты, он согрел его чаем с малиновым вареньем, которое нашел на полке в кухне, и уложил в постель.

— Папа? – спросил он, указывая на фотографию сурового вида мужика в летной форме, стоящую на прикроватной тумбочке.

— Ага, — неохотно кивнул Никита, — Так мама говорит…

— Спи! — сказал Дед, укрывая его одеялом и жалея о своем глупом вопросе.

— А ты, дедушка, куда?

— Пойду, — вздохнул Дед Мороз, — Перекурю.

— А разве ты куришь?

— Да… так, не в затяжку, балуюсь иногда.

Когда он вернулся, Никита уже спал, счастливо улыбаясь во сне. Дед Мороз сунул руку под подушку и осторожно достал записку, нацарапанную еще нетвердым детским почерком. «Дедушка Мороз! Я очень хачу чтобы у меня был папа. А то в школе дразняться и Витька Зверев постоянно по шее дает а маме я сказать не могу она драться не умеет и потому растроется. Хотел еще виртолет попросить который сам летает, но если слишком жирно будет то виртолета не надо. Никита».

Дед Мороз расстроено вздохнул, извлек откуда-то из самых глубин своей шубы авторучку и написал ниже: Все у тебя будет, Никита. Ты только верь!

Он еще немного подумал и размашисто, с большим количеством росчерков и красивых завитушек расписался. Потом аккуратно сложил записку и сунул ее обратно.

Дома от огорчения он хотел еще выпить, но водка что-то не пошла, и налитая по ободок рюмка так и осталась стоять нетронутой.

Восьмое Марта выдалось по-настоящему весенним – ярким, солнечным, с веселой капелью и первыми еще неглубоким лужицами, по которым беззаботно шлепал валенками Дед Мороз – на них были калоши. Вместо мешка с подарками он нес огромный букет роз и всего одну подарочную коробку. Народ удивленно оглядывался, смеялся, но тот весело отшучивался:

— Снегурка моя загуляла, иду домой забирать, а то растает при такой погоде.

Поднявшись на третий этаж уже знакомого дома, он решительно позвонил. Дверь открыла стройная Женщина, с невеселыми, как тогда у Никиты, глазами.

— Вот, — протянул Дед Мороз цветы, — Еще на Новый Год собирался вам подарить, заходил, да не застал.

— Извините, я врач, — смутилась Женщина, принимая букет, — Меня на операцию вызвали…

На мгновение холодной льдинкой зависла неловкая пауза.

— Мне уже давно никто цветы не дарил, — нарушила она ее, — А Дед Мороз – вообще впервые в жизни, — Женщина неожиданно улыбнулась, так тепло, душевно, что льдинка завибрировала и звонко лопнула.

— Все когда-то случается в первый раз, — сказал Дед Мороз, входя, — А Никита где? – спросил он.

— Гуляет, — махнула она рукой в сторону двора.

— Это ему, — положил он коробку.

— Спасибо, — кивнула она, — Я пока чайник поставлю. Вам ведь можно? – уже с порога кухни с улыбкой спросила она.

— Чай можно, — кивнул Дед Мороз, — Горячий тоже, а вот спиртного нельзя, спирт, он даже лед топит.

Он стойко потел в шубе, допивая вторую чашку чая, когда на кухню ворвался Никита с новым вертолетом в руках.

— Я понял! – закричал малыш, хватая его за накладную бороду, — Это не Дед Мороз! Это мой папа вернулся!

Через месяц в городской газете в разделе культурной хроники появилось короткое объявление: 8 апреля сего года в 18.00 в ТЮЗе состоится бракосочетание ведущего актера театра, народного артиста… заслуженного деятеля искусств…

— Ну, и где тут Любовь? – спросите вы.

Не знаю… Может быть в хрумком новогоднем снежке, или в невеселых глазах одинокой Женщины с ребенком? А может быть Она в маленьком, но очень ждущем Любви детском сердечке, которое сумело соединить два одиноких взрослых сердца? Это самим вам решать…

porjati.ru
  • +14
  • 09 марта 2013, 18:20
  • Freedom

Комментарии (0)

RSSсвернуть /развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100