Корабли для ракет

Длинная тема, много букв! Корабли для ракет
Когда в середине 1950 гг. на боевых кораблях появились первые управляемые ракеты, конструкторы столкнулись с новой проблемой. Крупногабаритные, тяжёлые и довольно хрупкие агрегаты — сами ракеты, пусковые установки (ПУ) и радиолокационные комплексы (РЛК) поиска целей и управления — прочно заняли пространство над верхней палубой, где были полностью открыты огню противника, неизбежным в океане волнам и ветру, да ещё и уводили вверх центр масс, что отрицательно сказывалось на остойчивости. Причём ПУ должны были, в отличие от наземных, обеспечивать стабилизацию ракет при качке, это же требование предъявляется и к антенным постам. Первое решение было очевидным — опустить запас ракет под палубу, и как можно ниже, а наверху оставить только ПУ. Да и их сделать выдвижными… Однако практика показала: при этом увеличивается время перезарядки ПУ, т.е. уменьшается скорострельность (либо недопустимо усложняется установка), тогда как тактика применения ракет всех классов («корабль-воздух», «корабль-корабль», «корабль-земля») требует диаметрально противоположного. Что касается радиолокаторов, то здесь решение было иным, поскольку разнести тяжёлые блоки и антенны практически невозможно. Выходом стали неподвижные ФАР — фазированные антенные решётки, в которых сложнейшие привода заменило электронное управление лучом. Антенны интегрировались в стены надстроек, но технических проблем на этом пути было очень и очень много. Достаточно сказать, что если впервые интегрированные ФАР получил американский атомный крейсер «Лонг Бич» (начало ходовых испытаний — 1961 г.), то массовое применение это техническое решение нашло только в комплексах «Aegis» (исторически сложившаяся русская транскрипция — «Иджис», но не «Аегис»!) на американских же крейсерах типа «Тикондерога», первый из которых поступил на вооружение только в 1983 г. В нашей же стране РЛК «Марс-Пассат» с неподвижными ФАР получили только авианесущие крейсера «Баку» (потом «Горшков», сейчас — «Викрамадитья») и «Тбилиси» (сейчас «Кузнецов»). ФАР, использованные в ЗРК «Форт» и «Клинок», как и в новейшей СУ артиллерией «Пума», не интегрированы в конструкцию надстройки, а устанавливаются на стабилизированных антенных постах. Правда, к этому времени был и ещё один вариант: вообще не заморачиваться с антеннами на корабле! В самом деле, на любом корабле высота антенн ограничена, а стало быть, невелик и горизонт, за который они заглянуть не в состоянии. Тогда как горизонт самолётного, вертолётного, спутникового локатора гораздо дальше. Для корректировки артиллерийского огня самолёты давно использовались, так почему бы и не...? Проблемы здесь оказались не технического, а организационного плана — межвидовая интеграция информационных потоков представляет собою сложнейшую организационную задачу, на решение которой тем же США потребовалось более полувека.Корабли для ракет А у нас… А у нас была на вооружении воздушная система целеуказания на стратегических Ту-95РЦ и палубных Ка-25РЦ, есть космическая система со спутниками «УС-А» и «УС-П», но они работают только с конкретными типами крылатых ракет «корабль-корабль» и других задач решать не могут! И уж, конечно, для решения задач ПВО нам нужны бортовые РЛК, а скажем, американцам, с их авианосцами, они нужны не очень. Но вернёмся к ракетам. Следующий шаг был сделан в нашей стране. Уже в 1959 г. в проекте «корабля ПВО с РЛС дальнего воздушного дозора» разработчики разместили 30 зенитных ракет большой дальности в вертикальных пусковых установках (ВПУ), тогда ещё — на верхней палубе. Через год то же КБ предложило УК-МН — «универсальный корабль многоцелевого назначения», у которого 24 ракеты, способные поражать как воздушные, так и надводные цели, должны были размещаться в подпалубных ВПУ! Но только в 1966-м вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о разработке ЗРК большой дальности с ракетами вертикального пуска С-300Ф «Форт». Испытания С-300Ф начались в 1977 г. на модернизированном БПК проекта 1134БФ «Азов», а на вооружение «Форт» был принят только в 1984-м. Тогда же на флот (БПК проекта 1155, последний крейсер проекта 1144, те же «Горшков» и «Кузнецов», СКР проекта 11540) поступил и ЗРК малой дальности «Клинок», также оснащённый ВПУ. Кроме того, в подпалубных (но не вертикальных, а наклонных) ПУ разместились противокорабельные КР «Гранит» на атомных ракетных крейсерах типа «Киров» и авианесущем «Кузнецове». В результате советский флот получил три типа подпалубных пусковых установок для трёх типов ракет (даже четыре, на крейсерах проектов 1144 и 1164 ПУ «Форт» разные)... УВП ЗРК С-300Ф на ракетном крейсере пр. 1164 «Маршал Устинов»Корабли для ракет А в 1987-м в морском вооружении произошла революция: на американских крейсерах типа «Тикондерога» (а позднее — на американских же эсминцах «Орли Бёрк», японских и британских эсминцах) появились универсальные вертикальные пусковые установки (УВПУ) Mk-41. В них могут размещаться крылатые ракеты большой дальности (КРБД) «корабль-корабль» и «корабль-земля», противолодочные ракеты (ПЛУР), зенитные ракеты малой (по четыре в каждом контейнере), средней и большой дальности, наконец — противоракеты, способные достать и спутники на низких орбитах… Обычно УВПУ состоит из семи восьмиконтейнерных модулей и одного с пятью ракетными контейнерами и выдвижным погрузочным манипулятором. Таким образом, боекомплект корабля, вооружённого двумя УВПУ Mk-41, может состоять из 122 КРБД/ЗУРБД/ПЛУР или из 488 ЗУР малой дальности; естественно, возможны любые комбинации. Ракеты постоянно готовы к пуску, не нуждаются в перемещении на пусковые направляющие. Единственными движущимися частями являются крышки пусковых контейнеров и погрузочный манипулятор. Американские корабли — носители РЛК «Иджис» и УВПУ Mk-41. Слева — крейсер типа «Тикондерога», справа — эсминец типа «Орли Бёрк»Корабли для ракет Но… аппетит, говорят, приходит во время еды. КРБД «Томагавк» показали свою высочайшую эффективность в реальных боевых действиях. Но при всём том, что говорят об их ювелирных попаданиях в форточки — а это всё же сочетание случайностей и рекламно- пропагандистской компании, — военным, и прежде всего американским, прекрасно известно, что прорыв современной ПВО дозвуковыми (сейчас уже и сверхзвуковыми, но их у США нет) крылатыми ракетами возможен только при их массированном применении. А для этого и 122 КР, которые может принять крейсер, мало — тем более что какую-то часть контейнеров УВПУ нужно оставить и под зенитные ракеты. Есть, конечно, вариант — подогнать судно-снабженец, которых в американском флоте много, и быстро загрузить новый боекомплект. Это, кстати, упрощается конструкцией УВПУ — ракеты в контейнерах, вертикальные ячейки… Но (снова «но») это, во-первых, возможно не при всякой погоде (а в Северном или Баренцевом море, например, невозможно большую часть года), а во-вторых, сцепленные боевой корабль и судно-снабженец будут лакомой целью для любого противника. А зачем перегружать? Если габариты УВПУ не превышают размеров укладок, то почему бы не запускать ракеты непосредственно с судов-снабженцев? Конечно, и их надо дорабатывать, но почему бы не попробовать? Так в начале 1990-х гг. в Агентстве перспективных разработок МО США DARPA появилась концепция «arsenal ship», «корабля-арсенала».Корабли для ракет «Арсенал шип» «Корабль-арсенал» предназначался для нанесения массированных ракетных ударов прежде всего по наземным целям — в частности потому, что у потенциальных противников США не так много целей для крылатых ракет «корабль-корабль». Разумеется, «арсенал» должен был дополнять авианосцы, прежде всего в условиях, когда палубную авиацию было невозможно применять по метеоусловиям, когда из-за сильной неподавленной ПВО это было слишком рискованно, а так же — когда по экономическим причинам на передовом рубеже целесообразнее было держать не крайне дорогой в эксплуатации авианосец, а ракетоносец, не требующий для поддержания боеготовности регулярных полётов палубных самолётов. Основные усилия проектантов были сосредоточены на архитектуре корабля: требовалось обеспечить всепогодный, залповый или растянутый во времени, пуск 512 крылатых ракет. А кроме того — всемерно сократить стоимость постройки и эксплуатации, поскольку цена уже самого по себе этого боекомплекта превышала стоимость обычного крейсера. Предполагалось, что на «корабле-арсенале» будет минимальный экипаж — не более полусотни человек, — будет какая-никакая, но конструктивная защита — впервые после длительного перерыва. Однако мало какая конструктивная защита выдержит попадание современной (особенно советской) противокорабельной ракеты, поэтому большое внимание уделялось снижению заметности — благо, полтора десятилетия исследований технологии «стелс» дали кое-какие результаты. Для обеспечения минимальных колебаний «плавучей ракетной базы» в неспокойную погоду изучались разные гидродинамические решения, например форштевень, не всходящий на волну, а прорезающий её. Однако боевой опыт и элементарный здравый смысл не позволили воплотить «корабль-арсенал» в первоначальном виде — американцы не решились оставить громадный склад ракет совсем без других видов оружия. На корабле появились вертолёт, универсальные артиллерийские установки, даже системы РСЗО для огневой поддержки десанта, ЗРК самообороны, а в надстройке — РЛК для их наведения… Что отнюдь не способствовало удешевлению нового корабля. Между тем, предельно дешёвый вариант корабля под такую концепцию в 1997 г. предложил французский кораблестроитель Рене Луар. Он оттолкнулся от опыта боевого применения крылатых ракет в Фолклендской и так называемой «танкерной» войнах, который показал: современные танкеры или контейнеровозы выдерживают попадания ПКР (правда, отметим — речь идёт не о тяжёлых «Томагавках», или, тем более, «Гранитах», а о малогабаритных «Экзосетах», но всё же...), а вот современные боевые корабли — нет! Луар предложил строить корабль-ракетоносец, названный им «Страйкер», из модулей танкерной архитектуры — из толстых стальных листов, с двойными бортами и широким междубортным пространством, заполненным стальными трубами большого диаметра. Модули предложены нескольких типов: боевые с УВПУ, управления, жилой, энергодвигательный, оконечности. Поперечное сечение — прямоугольное, обводы в плане — тоже, обтекаемый профиль — в вертикальной плоскости. Надстроек не предусмотрено, только выдвижные мостик, антенны и шахты воздухозаборников, поэтому волны свободно перекатываются по палубе, уменьшая сопротивление и заметность как в радио-, так и в ИК-диапазоне. Р. Луар предположил, что постройка «страйкеров» будет настолько дешёвой, что корабль может быть даже одноразовым: в самом деле, по стоимости постройки — 100 млн долл. за корабль — «Страйкер», несущий полтысячи КРБД, сравним с 2-3 тактическими ударными самолётами! Но проект французского конструктора оказался слишком смелым для американского флота. «Страйкер» Рене Луара Корабли для ракет Ожидались сложности и иного характера. Рассматривалась, например, возможность применения «корабля-арсенала» для противоракетной обороны на театре военных действий, для чего корабли с комплексом «Иджис» уже применяются. На «корабле-арсенале» соответствующих систем поиска целей и наведения нет, только дальнобойные ЗУР, — значит, должна действовать группа кораблей, как «арсеналов», так и оснащённых «Иджис». Но корабль с РЛК может быть выведен из строя противорадиолокационной ракетой, для этого его даже не обязательно топить. А «корабль-арсенал» после этого теряет боевое значение, превращаясь в обычный плавучий склад... Как бы то ни было, в 1996-1997 гг. были разработаны и предложены пять конкурсных проектов «корабля-арсенала», на что каждая из пяти конкурирующих фирм получила от Пентагона по 1 млн долл. В течение следующего года работу продолжили уже три отобранные по итогам первого этапа промышленных группы, возглавляемые фирмами «Дженерал Дайнэмикс», «Локхид Мартин» и «Нортроп Грумман» (они должны были получить уже по 15 млн долл.). В 1998-м предполагалось выбрать победителя и начать постройку опытного корабля, испытания которого планировались на 2000 г. Однако в конце 1997 г. программа создания «корабля-арсенала», стоимость которой оценивалась приблизительно в 520 млн долл., была закрыта. Основной причиной следует считать выявившуюся в ходе анализа конкурсных проектов неуниверсальность даже не самого корабля, а всей предлагаемой системы оружия, включающей корабль, имеющиеся либо разрабатываемые ракеты и внешние системы как целеуказания, так и обеспечения функционирования. В самом деле, не было способа наведения КРБД на движущиеся наземные цели (да и сейчас он всё ещё разрабатывается); в стадии разработки находятся боевые части (неядерные, естественно) КРБД дляпоражения танковых колонн. Не было у «арсенала» средств самозащиты от угрозы из-под воды — как от подводных лодок, так и от мин. Наконец, определённые претензии вызвало и «сердце» проекта — УВПУ: взрыв ракеты в контейнере или при старте маловероятен, но не исключён, а в последнем случае из строя может выйти весь модуль, а то и вся пусковая установка… Словом, пришли к выводу, что такой корабль американскому флоту не нужен. Но какой-то новый нужен! «Арсенал» должен был действовать не в вакууме, а в комплексе с другими кораблями — авианосцами и различными кораблями эскорта. Вот последние и принялись реформировать. В 1997-м «арсенал» объединили с программой создания корабля ПВО CS-21 в… эсминец следующего поколения. До ноября 2001 г. программа называлась DD-21, потом — DD(X), а в 2006-м головной назвали DDG-1000. Ракетный эсминец XXI века Название класса кораблей «крейсер» существует с середины XIX в, а «эсминец» — с начала XX. До 1970-х гг. различие кораблей этих классов имело какое-то значение, хотя чем дальше, тем меньше. В конце концов, советские ракетные эсминцы проекта 58 стали ракетными крейсерами уже в конце 1950-х, а эсминцы проекта 956 1970-х по размерам, водоизмещению и огневой мощи вполне соответствуют лёгким крейсерам Второй мировой. Американские эсминцы типа «Орли Бёрк» отличаются от крейсеров типа «Тикондерога» только тем, что несут не 122, а 90 ракет в УВПУ и не два, а одно 127-мм орудие, а японские «эсминцы» — это практически авианесущие крейсера! Поэтому пусть традиционная американская классификация не обманывает — правильнее говорить о «многоцелевом эскортном корабле», способном бороться с надводным, подводным, воздушным и наземным противником, защищать от угрозы с неба и из-под воды авианосцы и десантные транспорты. … В одной из книг по истории отечественного флота глава об атомных ракетных крейсерах типа «Киров» названа «Полный разгул». И это обосновано, поскольку корабли, первоначально задуманные как сторожевые (!), в конце концов стали тяжёлыми крейсерами, несущими все виды корабельного вооружения, кроме межконтинентальных баллистических ракет и минных тралов. Но что тогда сказать про американские «эсминцы» DDG-1000? Судите сами. Главным оружием новых кораблей должны быть УВПУ Mk-57 в составе 20 блоков по 4 ячейки в каждом. В ячейке может быть КРБД «Томагавк», ЗУР SM-3 (способная «достать» головку МБР или спутник на низкой орбите!), 4 ЗУР малой дальности ESSM (на базе самолётной «Спарроу»). Должны быть ещё противолодочные ракеты ASROC, но сведения об их применении на DDG-1000 в разных источниках различаются. Однако самое интересное в Mk-57 — её размещение. Если блоки Mk-41ставили в отсеки в диаметральной плоскости корабля, то модули новой УВПУ размещаются у борта — по 6 в носовой части и по 4 — в кормовой. На создание ПВПУ — периферийной ВПУ — разработчиков подвигло стремление исключить вывод из строя всей установки от нештатного подрыва одной ракеты. От внутренних помещений корабля отсеки ПВПУ отделены 12-мм стальным листом, а снаружи защищены 14-мм обшивкой (в нижней части, почти у ватерлинии, тоже 12 мм). Именно ПВПУ стала одной из причин того, что в конкурсе проектов победу одержало предложение «Нортроп Грумман»: у конкурента («Дженерал Дайнэмикс») размещение ВПУ было традиционным. Кроме того, в основном для поражения наземных целей, эсминец вооружён двумя новыми артиллерийскими установками AGS (от англ. «перспективная артиллерийская система»). Каждая из 155-мм пушек должна отправлять 12 снарядов в минуту на дистанцию 100 миль, причём для повышения точности предполагается использовать даже снаряды со спутниковой навигацией. Боекомплект — 600 155-мм выстрелов. Для самообороны — две 57-мм корабельных пушки Mk-110 (220 выстр/мин, 9 миль). На схеме, впереди и позади надстройки, серым цветом обозначены расположенные побортно ПВПУКорабли для ракет Для управления всем этим великолепием используется радиолокационный комплекс с ФАРами, интегрированными в стенки надстройки. Принципиальным новшеством является работа РЛК одновременно в двух диапазонах — X и S (сначала предполагалось — L), что увеличивает как число отслеживаемых объектов, так и точность определения их координат. Оснащён корабль и гидроакустическим комплексом с антенной в носовом бульбе, и ещё одной — буксируемой. Отведено место и для вертолётов — двух типа H-60 и трёх беспилотных (ещё одно преимущество проекта «Нортроп»: больший размер полётной палубы, позволяющий работать двум вертолётам). Всё перечисленное впечатляет, но, в общем, не представляет чего-то уж очень нового. Гораздо революционнее архитектура нового корабля и, соответственно, его внешний вид. Логика проектировщиков была следующей. Оценка возможных угроз американским боевым кораблям показала: противник просто не сможет приблизиться на дистанцию, с которой гарантированно поразит их крупнокалиберной артиллерией, неуправляемыми ракетами или бомбами. До некоторого времени также думали американцы и про подводные лодки с торпедами. А наиболее опасными признавались и признаются противокорабельные крылатые ракеты. Проектное изображение DDG-1000 «Замволт» фирмы «Нортроп-Грумман», вариант 2005 г.: длина 183 м, ширина 24,5 м, осадка 8,41 м, водоизмещение 14564 т, энергетическая установка — 2 ГТД «Роллс-Ройс» МТ30 по 36 МВт, скорость 30 уз.Корабли для ракет Их, конечно, можно сбить, но это — процесс вероятностный (можно ведь и не сбить...) Попадание ПКР — даже «Экзосетов», которые у Франции закупали все подряд, — как минимум, существенно снижает боеспособность корабля, а уж если до цели добирается «монстр» типа П-15 с её почти тонной боеголовкой... Но ПКР должна ещё попасть в цель, а для этого — захватить её своей системой наведения. Системы же наведения работают во вполне определённых диапазонах электромагнитного спектра — радио, ИК и оптическом. Любые помехи, опять же, не абсолютны, и остаётся одно — снижать заметность! И прежде всего для радиолокаторов, т.е. осваивать технологию «стелс». Борта кораблей обычно либо вертикальны, и в этом случае радиолокационная волна отражается прямо на приёмную антенну; либо наклонены наружу, из-за чего отражённый на морские волны радиолуч даёт сложную интерференционную картину, увеличивающую эффективную площадь рассеяния и, соответственно, заметность. Далее, надводный корабль должен противостоять волнам, т.е. постоянно немножко подниматься и опускаться на волнении, — и тогда даже неподвижное судно не совсем неподвижно и «вылавливается» допплеровскими РЛС на фоне помех. Значит, борта корабля и стенки надстройки должны быть наклонены внутрь («завалены»), а форма корпуса должна быть такой, чтобы не всходить на волну, а прорезать, даже протыкать её. Получился некий возврат к формам броненосцев рубежа XIX-XX вв. на новом витке технического развития. Новая гидродинамическая форма потребовала широкомасштабных научно-исследовательских работ, продолжавшихся не менее четверти века (подобная форма рассматривалась в разных программах, но применение нашла только сейчас). Их апофеозом стал «Си Джет» — прототип DDG-1000 в масштабе 1:4,5, — ходовые испытания которого начались 30 ноября 2005 г. Впервые на крупном боевом корабле винты «оделись» в кольцевые насадки, которые практически уже превратились в водомёты. Это решение призвано всемерно снизить собственные подводные шумы, что, с одной стороны, затруднит наведение вражеских торпед, а с другой — облегчит жизнь своим гидроакустикам. В том числе и для этой цели на новых эсминцах применено полное электродвижение, т.е. винты вращаются электромоторами, питание на которые подаётся от газотурбинных генераторов (в перспективе могут использоваться и другие источники тока).Корабли для ракет Надо сказать, что для американского кораблестроения это — повторение пройденного. Ещё в начале XX в. в США строили (и до Второй мировой войны успешно эксплуатировали) линкоры с паротурбоэлектрической энергоустановкой. Но тогда её суммарная мощность не превышала 30 МВт, а сейчас — 72 МВт (водоизмещение кораблей, соответственно, ок. 34 и ок. 15 тыс. т), причём в начале прошлого века эту мощность «переваривали» четыре электрогдвигателя, сейчас — два. Очевидно, их разработка стала нетривиальной научно-технической задачей… Например, сначала предполагалось, что в гребных электромоторах будут применены постоянные магниты, однако создать такие агрегаты не удалось. Корабли для ракет Проектанты «Нортроп» установили гребные электродвигатели традиционно, в корпусе корабля, а специалисты «Дженерал Дайнэмикс» предложили вынести их во внешние гондолы. Такое решение — не новость для различных высокоманёвренных судов (гондолы, как правило, поворотные), даже для гигантских круизных лайнеров; но для боевого корабля, с повышенными требованиями к подводному шуму и взрывостойкости, его сочли слишком смелым... Сокращение численности экипажа до 142 человек (в полтора-два раза) для американского флота также достаточно революционно. Оно обусловлено не только комплексной автоматизацией, но и существенным повышением межремонтного ресурса агрегатов и систем, что позволяет проводить всё техническое обслуживание только в базе, по завершении похода. Кроме того, механизированы, даже автоматизированы, операции, на которые кораблестроители не обращали внимания никогда: погрузка боезапаса, продовольствия, расходуемых материалов. Особое внимание уделено системе пожаротушения, причём окончательного решения пока не найдено: не удаётся совместить требования противопожарной безопасности для мирного и военного времени. Всего в DDG-1000 используется 10 принципиально новых конструктивно-технологических решений, ранее не применявшихся на боевых кораблях!Корабли для ракет По планам 2001 г. предполагалось построить 32 новых корабля, заменив ими, в частности, эсминцы «Спрюенс» и фрегаты (по отечественной классификации — сторожевики дальней океанской зоны) «Оливер Х. Перри». Кроме того, не прекращалась разработка перспективного авианосца CVN-21, в планах был крейсер CG(X), но появилось и нечто новое — LCS, корабль для прибрежных (у чужих берегов) боёв, получивший позднее самостоятельное развитие (и заслуживающий отдельного рассмотрения). В 2002 г. из двух предложенных проектов DDG-1000 для дальнейшей реализации был выбран проект фирмы «Нортроп Грумман». Интересно, что конкурент — «Дженерал Дайнемикс» — получила контракт на постройку первого корабля уже как субподрядчик; это было сделано во имя сохранения уникальных производств. Но окончательно облик корабля был утверждён только в 2005 г. Тогда же деньги были выделены только на пять эсминцев, а объём серии предполагалось рассмотреть позже. При этом предполагалось, что общее число «замволтов» может быть ограничено 24. Наконец, летом 2008 г. было принято решение ограничиться ДВУМЯ кораблями с возможной постройкой третьего для, опять же, сохранения уникальных производств… В условиях экономического кризиса (который начался отнюдь не в 2008-м) американцы как-то вдруг осознали, что поставленные перед «Замволтом» задачи, в общем, решат и «Орли Бёрки», постройку которых решено продолжить. В конце концов, у них на 10 ячеек ВПУ больше, и они вдвое дешевле!Корабли для ракет … В начале XX в. британский «Дредноут», объединивший в себе ряд конструктивных и технологических новшеств — хотя, по большому счёту, их было всего два: номенклатура и размещение артиллерии и паротурбинная силовая установка, — стал символом революции в военно-морском деле, а его название — наименованием класса кораблей. Пока непонятно, совершит ли корабль начала XXI в. «Замволт», объединивший гораздо больше новаций, переворот такого же масштаба. Но есть очень веские основания сомневаться в этом. Отечественные проекты кораблей с вертикальными пусковыми установками появились ещё на рубеже 1950-1960-х гг. На рисунке «Корабль ПВО с РЛС дальнего воздушного дозора» (1): 1 — ВПУ; 2 — РЛС дальнего воздушного дозора; 3 — РЛС «Ангара» для обнаружения воздушных и надводных целей; 4 — РЛС наведения и управления ЗУР.Корабли для ракет Универсальный корабль многоцелевого назначения» (2), в определённом смысле — прототип «Замволта»: 1 — РЛС «Зенит-Бином» наведения ЗУР; 2 — УВПУ. При проектировании этих кораблей о снижении радиозаметности ещё не думали. Сегодня ею уже не пренебрегают. Правда, пока наши кораблестроители используют лишь элементы «стелс»-технологий, стремясь не создавать неразрешимых проблем промышленности и вместе с тем иметь ощутимый эффект. В новых российских разработках требования скрытности воплощены в большей мере. Вот как может выглядеть эскадренный миноносец следующего поколения проекта 21956 (3).Корабли для ракет На (4) представлены «предтечи» американского суперэсминца. Вверху — один из ранних вариантов архитектуры «корабля-арсенала» с элементами технологии «stealth» и волнопрорезающими обводами. Внизу: облик «корабля-арсенала», каким он представлялся к моменту закрытия программы.Корабли для ракет Что общего у двух самых знаменитых «стелсов» — бомбардировщика В-2 «Спирит» и эсминца DDG-1000 «Замволт»? У обоих в максимально возможной степени снижена радиозаметность. Оба до предела насыщены мощнейшими наступательными и оборонительными системами. Оба беспрецедентно дороги. И у обоих складывается сходная судьба. Поначалу ВВС планировали закупить 133 бомбардировщика, из них 132 «строевых»; затем снизили цифру до 75… В результате построено 22 машины, а для участия в боевых действиях из них предназначается лишь 16. Оно и неудивительно: если поначалу стоимость экземпляра заявлялась в районе 800 млн долл., что, согласитесь, очень немало, то теперь она перешагнула рубеж в 2 млрд. Лет пятнадцать назад столько стоил атомный авианосец. Программа строительства «Замволтов» претерпела ещё более кардинальные изменения... На схеме эсминца «Замволт»: 1 — полётная палуба, обеспечивающая одновременное применение двух вертолётов; 2 — две 57-мм автоматические пушки Mk-110 для самообороны; 3 — надстройка с наклонными стенками и интегрированными в них антеннами РЛС; 4 — перспективные 155-мм автоматизированные артиллерийские установки с дальностью стрельбы свыше 100 морских миль; 5 — антенна гидроакустического комплекса в носовом обтекателе; 6 — периферийные (бортовые) универсальные установки вертикального пуска; 7 — винты в кольцевых насадках, приводимые электродвигателямиКорабли для ракет
  • +8
  • 05 апреля 2010, 20:15
  • Freedom

Комментарии (0)

RSSсвернуть /развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100