Творчество Линор Горалик

отрывки из творчества... Юр, — говорю, — а давай откроем бордель. Юра: да ну, это нелегально, столько возни… Я: ну давай откроем легальный бордель. Юра: «Хочешь открыть сауну — скажи прямо. Зачем эти стыдливые эвфемизмы?» # Кто-то рассказывал про девочку лет пяти-шести, дочь двух психологов. Девочка вышла к гостям из детской, держа в руках листочек с калякой-малякой. «Что это такое?» Гость: «Лошадка?..» Девочка, другому гостю: «Что это такое?» Гость: «Ммммм… Цветочек? Вот лепесточки у него, вот стебелек… Нет?» Девочка, третьему гостю: «Что это такое?» Гость: «Мне, Леночка, кажется, что это бабочка. Только что ж это у нее одно крылышко такое кривое?» Пятому, шестому, седьмому… Наконец, опрошены все. Леночка обводит гостей взглядом, поднимает бумажку повыше и холодно сообщает: - Дураки. Это тест Роршаха.
Звонят к Сереже в офис какие-то люди, телефонные спаммеры. Леля снимает трубку. В трубке: «Здравствуйте! Мы решаем проблемы отношений в коллективе!» Леля, остальным сотрудникам: «А ну заткнитесь, козлы!!!» В трубку: «Какого хера!!! У нас нет проблем отношений в коллективе!!!» Катя паркуется в два часа ночи в темном пустом дворе. «Я не могу парковаться в темноте! Я нервничаю! А вдруг сзади пешеход!» Сережа: «Катичка, два часа ночи, двор, нет никого!» Катя: «Нет! Они могут вылезти откуда ни возьмись! А вдруг придет пешеход!» Сережа: «Катичка, ну паркуйся уже!» Катичка: «Нет! Не могу! Я ничего не вижу! А вдруг там пешеход!» Сережа, выходя из машины: «Вот, видишь, я тут стою, тут никого нет, паркуйся!» Катя: «Куда паркуйся?! Там пешеход стоит!!!» ты спрашиваешь — как у меня дела и почему я не пишу о них в ЖЖ. Так вот: три дня назад на меня упала белка. Я шла из парикмахерской, когда она на меня упала. Я шла из парикмахерской через дворы, которые почти сады. В одном таком дворе под деревом страшно лаяла собака по направлению вверх. Она лаяла вверх, и поэтому я решила, что она лает на кошку. Как только я подумала про кошку, на меня упала белка. Белка упала на меня с довольно большой высоты и очень неожиданно, скажем прямо. Когда на человека моего склада внезапно падает белка, он легко может получить инфаркт. Но вместо инфаркта я получила железной беличьей лапой по уху. Я говорю: «железной», потому что никто из нас даже и не представляет себе, какая у белки лапа, пока не получит ей по уху, особенно если белка свалилась на него внезапно и с нехреновой высоты. Белка свалилась на меня с высоты, заехала мне по уху и умчалась с бешеной скоростью. Тебя, наверное, интересует дальнейшая судьба всех участников этого небольшого происшествия: собаки, белки, меня. Собака ушла. Белка ускакала. Я присела на детские качели и, держась за сердце, возблагодарила Господа, спасшего нас всех от неминуемой смерти: инфаркта, собачьих зубов, отравления вольной московской белкой. Это было очень жизнеутверждающее происшествие. Остальные новости моей жизни скучны и поэтому заслуживают отдельного письма. Мне пришло извещение о посылке из Германии. Большой, мол, пакет, не помещается в почтовый ящик, придите, заберите. «Что бы там могло быть?» — озадачено говорю я. Юра: «Извинения?..» # Дема рассказывает, что в Доме отдыха писателей в Переделкино на двери туалета (изнутри) красуется аккуратно отпечатанная на пишущей машинке надпись: «Бумаги в унитаз не бросать!» Еще приписать бы к ней (карандашом): «Рукописи не тонут!» И еще пониже, шариковой ручкой: «А только засоряют унитаз!!!» В витрине магазина «Сюрприз» («Секрет»? «Розыгрыш»? Кажется, все-таки «Розыгрыш») об: ект под названием «Какаха с мухами мягкая и липкая» Ларик приезжает мрачный и рассказывает, что его вез таксист, всю дорогу излагавший в больших подробностях основы здорового образа жизни. «Теперь,» — говорит Ларик, — «Меня мучают тяжелые, но правильные мысли». «Например?» — осторожно интересуется кто-то. «Например,» — мрачно говорит Ларик, — «такая мысль: „Что ж я такой алкоголик-то? Брошу-ка я курить!“» Я: совести у тебя нет! Юра: да откуда тебе знать про совесть? Я: Как — откуда? У меня ее дофига! Юра: Да уж наверное до фига! У каждого будет дофига, если ее всю жизнь копить и ни разу не использовать! Заговорили о том, какого цвета конь блед. Юра говорит – белого. Нет, говорю, подожди, там, кажется, был белый, а блед – это другое. Это какое же? – интересуется Юра. Ну, — говорю, — такое… он такой… такой молочно-прозрачный… Такого совершенно, знаешь, особого цвета… Юра: «Бледского?» N.: “Я тут заполняю анкету для приема на работу. В ней есть графа: как вы любите проводить свой досуг? Я не знаю, что писать.” Юра: «Ну а как ты на самом деле проводишь свой досуг?» N.: «Ем кислую и пялюсь в интернет...» Юра: «Ну и напиши – «За принятием снадобий и чтением источников.»» Агата полагает, что все проблемы ее жизни так или иначе связаны с темой контроля. Накануне Нового года Агата обсуждает эту тему со своим терапевтом; долго обсуждает. Приходят они к договоренности: Агата попытается осла***ть контроль для начала в самых простых, самых мелких ситуациях, не требующих, на самом деле, ее вмешательства. Это, по общему мнению (Агаты и ее терапевта), будет маленьким, но правильным шагом на пути к решению глобальной проблемы. Довольная Агата собирается уходить и вспоминает, что у нее в сумке лежат всякие смешные резиновые зверюшки, купленные в качестве новогодних подарков для знакомых. Вытащив из сумки пять-шесть зверюшек, Агата предлагает терапевту выбрать какую-нибудь на его вкус. Терапевт с удовольствием начинает выбирать зверюшку. Агата, радостно: «По-моему, они все очень славные! Берите любую!» Через секунду: «Например, слона!» Плюшевая голова лося, выполненная с большим натурализмом и, как положено, прикрепленная к доске; лондонский блошиный рынок. Неподалеку паб, где в большом телевизоре все время показывают просто огонь в камине. Бу-ра-ти-но, Бу-ра-ти-но. Наиля рассказывает про дресированных пингвинчиков в цирке на льду и про то, что, если приглядеться, становилось ясно: все трюки делает один пингвинчик, остальные создают массовку и стараются сбить с толку зрителя. При такой наблюдательности Наиля должна быть грозой наперсточников. Говорили о смерти Брежнева (не я начала; мы когда-нибудь перестанем говорить о смерти Брежнева?). Что в школах делали где как и т.п. Саша рассказала, что у подруги в школе был пол из белых и черных клеточек, шахматкой. Так вот, завуч велела в этот день всей школе ходить только по черным клеточкам. Андреевский («Повс. жизнь Москвы в 30-е — 40-е годы») пишет о здании, в котором теперь РГГУ: «Один такой заводик работал и в наше время напротив Высшей партшколы при ЦК КПСС. Проходить мимо него голодным было мучительно, потому что от него постоянно пахло борщом с хорошим куском мяса и большой костью. Бродячая собака, квартировавшая на бульваре возле партшколы, заработала себе на этом деле язву и умерла в страшных муках». Я предлагаю поставить памятник. Сережа: «Да, да, памятник! Сделаем вечеринку: при открытии наготовим борща с хорошим куском мяса и большой костью — и никому не дадим! Пусть подохнут, сссаабаки!!» Саша Плющев рассказывает о появлении нового типа рекламной продукции — домашних тапочек с логотипом и слоганом. Подумала, что интересно, в каком направлении повернуты логотип и слоган. Потому что «надписью к себе» и «надписью от себя» — это, конечно, два разных рекламных продукта, с разным воздействием и разной целевой аудиторией. # Знакомая девочка просит объяснить, что у BDSMщиков означает понятие «стоп-слово». Мы объясняем: это, мол, такое слово, о котором договариваются заранее. Если партнер его произносит – значит, надо все прекратить, ему не нравится. Девочка: «А вот между нами и Богом, извините, нет такого слова?» Юра, немедленно: «Есть. Это тетраграмматон.» N жалуeтся Сереже на то, что клиенты — безответственные ****, партнеры – сволочи, дети – негодяи, и вообще, и так далее. Сережа старается утешить друга: «Да, да, они все сволочи, сволочи!» N: «И негодяи!» Сережа: «Негодяи, негодяи!» N: «Их убить мало!» Сережа: «Убить их, конечно, чего тут думать!» N: «Я не могу их убить, я их всех жалею!!!» Сережа: «Да, да, их можно только пожалеть!!!» Поняла вдруг, почему вся эта знаменитая предпраздничная депрессия, рождественские самоубийства, вся эта ужасная история зимняя. Потому что числа примерно так 23 декабря Господь утирает пот со лба и раздраженно говорит: «Так, имею я право послать все нахер и спокойно отпраздновать свой день рождения??» И приходит в себя числу так к третьему января. Оля Морозова: «У моих знакомых как-то завелись тараканы. Изведя флакон антитараканьего аэрозоля, знакомые выяснили, что лак для волос тоже подойдет. И вот муж видит бегущего таракана, зовет жену. Та бодро вскидывает флакон с лаком, брызгает… таракан ползет. Она брызгает снова… таракан медленно, но ползет. Она брызгает еще раз… Таракан ползет! Подходит их маленький сын. Смотрит, оценивает обстановку, хватает мат; ь за руку и укоризннно говорит: «Мама! Ты что, не видишь, что он больше не хочет? Он хочет домой!» Ксения Маренникова отмечает Новый год в семье друзей. Очень интеллигентная мама, очень деликатный папа, прекрасная обстановка, всем весело, все травят байки. Ксения: «А вот еще мне рассказывали историю о том, как в советские времена в больницу привезли одного очень известного певца с куриной ногой в заднице...» Повисает неловкая пауза. Мама, краснея: «Это ее что же… как сейчас принято, в попу засовывали?» Ксения, краснея: «Нет, что вы, это они просто по старинке глотали, не жуя!» Ужас вызывает не столько тот факт, что мы – взрослые, сколько тот факт, что взрослые – это, собственно, мы. На лифте инструкция по использованию. Среди прочего: «Обнаружив в лифте огонь или воду...» Звонить в медную трубу, я думаю. К. рассказывает, как его младший брат, известный в профессиональных кругах хакер, участвовал в хакерском конгрессе в одной небольшой стране. Было совершенно ясно, что в рядах участников наверняка присутствует некоторое количество feds, т.е. полицейских соответствующего профиля. Устроители конгресса в связи с этим организовали веселую игру под названием «FIND A FED!» Все должны были пытаться вычислить служителей закона, и если тебе не удавалось доказать свою непричастность к правоохранительным органам, то ты должен был до конца мероприятия каждый день носить специально выдаваемую футболку с крупной надписью «I AM A FED!» Все с наслаждением развлекались новой мулькой, и в последний день конгресса в таких футболках ходило человек пятнадцать-двадцать. Наконец, праздник кончился. Лавируя между упаковочными коробками и спутанными проводами, к собирающимся по домам организаторам конгресса подошел дурковатого вида забитый паренек и спросил, где выдают футболки с надписью «I AM A FED!». Ему снисходительно объяснили, что футболки просто так не выдают, а получают их только те, кого заподозрили в причастности к полицейской братии. В ответ на что мальчик усмехнулся, вытащил удостоверение и довольно сказал: «You don’t get it, guys. I AM A FED!» На сайте «Миллион меню» раздел «Израильская кухня» открывается фразой: «Авраам был евреем и в качестве такового, естественно, имел кур.» Как занимательно знать, что для кого-то это естественно. Когда в моменты полного отчаяния кажешься себе человеком, который вообще ни на что не способен, можно сходить в туалет. Ощущение, что проанализировал ситуацию, поставил задачу, спланировал действия, собрался, пошел, сделал все наилучшим образом, — гарантировано. Жалуюсь Ларику, что как-то смотрела, да и не досмотрела «Ведьму из Блэр». Так, говорю, и не узнала, чем все кончилось. Ларик, по-королевски взмахнув рукой: «Не переживай. Ведьма – дворецкий.» # На опушке маленький мальчик плакал от с****а и кричал: «Волк, волк!», а волк, стоя за кустом, с тоской думал, что главная беда с маленькими мальчиками — их совершенное неумение расставаться. Марусечка: «Когда Ларик играет в PlayStation, я чувствую себя не у дел.» Ларик: «Можно завести второй пульт!» Марусечка: «Я не хочу второй пульт!» Я: «Можно завести любовника!» Марусечка: «Я не хочу любовника!» Ларик, оживляясь: «Можно завести к нему второй пульт!» Моя подруга N жалуется, что неизвестно, куда девается время. Начинаем считать: 5 часов ездила на спектакль с ребенком, три часа готовила еду, каждый день 8 часов на работе, раз в месяц сколько-то часов в парикмахерской, то, се… «И еще, — огорченно говорит N, — я очень много сплю. За последнюю неделю я спала часов 70». Тут в разговор вмешивается муж N: «Послушай, милая, ну еще на этой неделе мы 15 минут ****ались!» N, oтмахиваясь: «Нет, это входит в те же 70 часов…» Три торта в кондитерском отделе на рынке, все в форме сердца, но разного размера; на ценниках написано: «Сердце», «Маленькое сердце» и «Малюсенькое сердце». Кмака: «Я придумала лучший способ защиты от изнасилования! Он к тебе — шасть, а ты ему в морду: «ХРЮ! ХРЮ! ХРЮ!»» В окне художественной галерейки, сплошь заставленной картинками и статуэтками, изображающими приторных кисок, котиков, кошечек и кисулечек, сидит огромный рыжий кот с колокольчиком на шее — и недобрым взглядом наблюдает за наблюдателями. Я вхожу, чтобы спросить продавщицу (прелестную, с мышиными хвостиками и в белых пластмассовых очках), как они научили его лежать именно там. Тяжело вздохнув, продавщица мрачно говорит: «Его никто не учил. Его случайно назвали Рамзесом. С таким именем он может делать все, что пожелает». Магазин мягкой игрушки, где неживые существа распределены по видовой принадлежности. Стойка с мишками, стойка с собачками. С курами, с лосями, с мышами. Отдельно — со смешанным набором рептилий. Интуиция, позволяющая почти безошибочно выделять иностранцев в московской толпе, основывается, видимо, на восприятии несоответствия между костюмом персонажа и выражением его лица. Потому что по нашим меркам человек с растерянным лицом распоследнего лузера никак не может с такой ловкой небрежностью носить такие приличные вещи, а человек в растянутом свитере и заляпаных по колено джинсах никак не может на ходу улыбаться толпе и задумчиво поигрывать хорошо выбритыми точеными скулами. Младшие товарищи интересовались, что общего между ежиком и молоком. – Сбежавшего не воротишь. «Простите, что я с таким упорством **** Вам мозг. Просто мы, маленькие мозгоебы, так легко увлекаемся своей работой...» ---маё любимое)) Вера говорит: едут, значит, в вагоне ролевики, все из себя такие, и с ними собачка маленькая. А ролевики то тем боком повернутся, то этим повернутся, и бороды, значит у них, и кольчуги какие-то, и говорят они такими зычными голосами на полвагона, и все по сторонам посматриваю: как, значит, мы? Производим впечатление? А на них никто и не смотрит, все на собачку смотрят. # У Дани Кузнецова случился преждевременный кризис трех лет. Он начал задавать вопросы. Катя ведет машину, Аня и Даня на заднем сидении. «А куда мы едем?» — «Домой». — «Куда домой?» — «К себе домой, в наш дом» — «В какой дом? За каким поворотом? Какой сосед? Какому мальчику? Какие конфеты?». И т.д., минут на сорок. Катя, зверея: «Даня, вот сейчас мы приедем к папе, и ты будешь задавать вопросы ему!» Даня, радостно: «К какому папе?!» Катя берет себя в руки, но тут не выдерживает Аня: «Даня, если ты еще раз скажешь „какой“, я встану и выйду из машины!!!» Даня, поворачиваясь к ней всем корпусом и восторженно всплескивая руками: «Из какой машины?...» Она же рассказывает, что в возрасте пяти лет купила цветной телевизор за пять рублей. Дело было так: у Катиных родителей был только маленький черно-белый телевизор, а Катечке позарез был нужен большой цветной; за какой надобностью — пока неважно. Катечка увидела в витрине магазина электротехники именно такой телевизор. На нем был ценник: «5 рублей». Катя понимала, что пять рублей — это, конечно, деньги, но не такие, прямо, чтобы. С этой радостной вестью она примчалась к родителям; родители остудили ее пыл, объяснив, что пять рублей — это первый взнос за кредит, а общая сумма — гораздо больше. В течении нескольких дней Катя рассказывала всем знакомым и незнакомым людям — от сокамерников в детском саду до случайных прохожих в парке — что такое кредит и как в кредит покупают телевизор за пять рублей. Наконец родители Кати впечатлились ее увлеченностью и купили-таки цветной телевизор. Наступившее ликование длилось аж до восьми часов вечера. В восемь часов вечера разразилась трагедия. Выяснилось, зачем Кате был нужен большой телевизор: она хотела посмотреть на ножки Хрюши и Степашки, которые в маленький телевизор, конечно, не помещались… В ответ N рассказывает историю, как примерно в том же возрасте он сломал ногу и два месяца лежал на растяжке. Родители, чтобы ребенок не скучал, включали ему телевизор рано утром и выключали поздно вечером. Времена были — глубокие советские семидесятые; состояние ребенка при постоянном просмотре пленумов и концертов фортепианной музыки можно себе представить. Словом, N возненавидел телевизор лютой ненавистью, требовавшей сильного, эффектного выражения. И выражение нашлось: как только с маленького N сняли гипс, он заперся в комнате, повернулся к диктору спиной и накакал на пол. Мэри рассказывает, как к ней на встречу должен был подъехать какой-то деловой человек старой формации. «Вы мне,» — говорит Мэри, — «номер машины, пожалуйста, скажите, мы пропуск выпишем». «Номер шесисотый,» — говорит человек. «А буквы?» — насторожившись, спрашивает Мэри. «В смысле — буквы?» — удивляется человек. «Ну, буквы, перед номером…» «Буквы,» — говорит человек с расстановкой, — «М-Е-Р-С-Е-Д-Е-С». В полусонном состоянии смотрю, как кошка элегантно и с выкрутасами трется о передние ножки стула и думаю: «Какой странный стриптиз… Два шеста и четыре ноги…» У Вараввы был знакомый патологоанатом по фамилии Нежный. На Новый год его попросили разделать курицу. Он повозился-повозился, потом попросил пинцет и скальпель и за пять минут превратил курицу в кучку аккуратных, чистых косточек и стопочку нежнейшего филе. К Боре Бергеру пришла соседка снизу и сообщила, что у нее чинят унитаз и поэтому Боря не должен ходить в туалет «до особого распоряжения». За четыре часа пришла напомнить об этом три раза. Наконец, в двенадцать часов ночи старушка разбудила Борю звонком, чтобы сказать завораживающее: «В туалет ходить можно, но только вполсилы!» «А Человек Силы не может вполсилы!» — пишет мне разъяренный Боря, — «Он может только в полную силу!!!» В пражском «Музее сексуальных машин», обойдя два зала сложный, жуткого вида s&m девайсов, натыкаешься в коридоре на старую, ржавую советскую батарею парового отопления и испытываешь, наконец, давно обещанный ужас. Девочка на парапете Карлова моста: «Лена, держи меня за ноги! Я залезла очень-очень высоко, и мне очень-очень страшно, но зато отсюда открывается о<!--filter:***-->****<!--/filter-->нный вид на ****ую Прагу!» # На ярмарке в аттракцион «Юрский парк» посетителей приглашает ярко намалеванный дьявол. Видимо, имеется в виду, что юрский период был на Земле еще до изгнания из рая. Логично. Каждый раз удивляюсь, когда славные парни оказываются хорошими ребятами. Боря грузил Веру, что ежики ****аются лицом к лицу. Ну, иголки, все такое. Она отказывалась верить, сопротивлялась, требовала сказать ей правду, но Боря грузил очень убедительно, и Вера, наконец, поддалась некоторым сомнениям. Боря, почувствовав в собеседнице слабину, вдохновенно: «А черепашки вообще раз в год вылезают из панциря...» Марина рассказывает, что пришла к ней невероятной красоты девица, профессиональная содержанка; написала толковую статью о том, как, значит, развести мужчину на это дело. А Марине говорит: ну, знаете, мужчина тоже должен уметь заполучить такую женщину. Вот, например, надо во время ужина зажать в руке мобильник и сказать: "«Челси» знаешь? Рому наберу." Редактор Олег Прохоров терпеливо возится с моей книжкой. Мы сидим в кафе, я записываю в столбик, что надо сделать. У Олега звонит телефон. Он отвечает на звонок словами: «Камера пыток, чем могу помочь?» Я: «Олег, можно, я это запишу?!» Олег, смущаясь: «Да ведь это такая банальность!» Нет, — говорю, — ну почему же, в устах редактора это звучит так, знаете... # Сережа Кузнецов: «Вот представь себе: ****аются писатель и психотерапевт. Представила? И вдруг психотерапевт говорит: представляешь, я только что сочинила такую историю!...» И что, — спрашиваю, — делает в такой ситуации писатель? «Ну как же! — говорит Сережа. — Он спрашивает: „Ты хочешь поговорить об этом?“» В одной из привезенных Настей антологий лесбийской поэзии фотография: две девочки в обнимку, в футболках с надписями «Ain't gonna stop us now». 1979 год. «Нас не догонят». Когда Максим Кузнецов был классе в четвертом, он написал страшный трагический рассказ. Его старший брат Сережа решил поддержать творческие порывы младшего и рассказ похвалил. «И особенно,» — подчеркнул он, — «мне понравилось, как тонко ты дал читателю понять, что дело происходит не на Земле.» Повисла пауза. «То есть?» — осторожно спросил юный Максим. «Ну как же, — растерянно сказал Сережа, — вот в третьем абзаце с конца ты пишешь: „Над кладбищем стояла полная луна...“ А потом, в последней фразе: „Он взглянул на небо. Там всходила луна“. Ну я и понял, что это вторая луна...» Оля Морозова на веранде клуба «Гоголь» спросила официантку, есть ли в зале свободное место. Официантка задумалась. «Вы знаете,» — сказала она, — «мне кажется, что есть. Да, определенно может оказаться, что есть. По крайней мере, если я правильно понимаю, то оно еще свободно. Так мне думается.» Окрыленная надеждой Оля: «Где же?» Официантка: «У МЕНЯ НА ГОЛОВЕ!!!» Слоган для Первого канала: «Плохие новости из Первых рук». На Горбушке выпросила у владельца панковского киоска о<!--filter:***-->****<!--/filter-->нное объявление: жирным красным маркером: «НАРКОТИКОВ, КАСТЕТОВ, ОРУЖИЯ, ПОРНОГРАФИИ, СИМВОЛОВ 3-ГО РЕЙХА — Н Е Т !» Синей шариковой ручкой, понизу: «И где взять не знаю. Продавец». Да какой же ты после этого продавец?! Фанайлова: «В детстве я была страшной ябедой. Одноклассники вечно подвергали меня обструкции за хроническое недержание истины.» Юрка рассказывает анекдот (со слов, кажется, Остапа): «В авиакатастрофу попали канадец, русский и шотландец. Их находят без сознания, но по дороге в больницу русский приходит в себя. Все бросаются к нему: чувак, как ты, что ты? Русский просветленно улыбается и говорит: ребята, жизнь после смерти есть. Вот прямо все правда: и белый коридор, и свет, и все дела, и потом ты оказываешься перед Святым Петром и он решает, в рай ты попадаешь или в ад…» Все: ну?! Русский: «А я ему говорю — мужик, давай я тебе дам 50 баксов и ты меня отпустишь! Он взял откат — и вот я здесь!» Все: вау! А канадец с шотландцем где? — «Да понимаете, шотландец еще там, пытается сторговаться на пятнадцати, а канадец стоит и ждет, когда за него заплатит правительство…» Совершенно прекрасный анекдот, но я все время чувствовала, что мне не хватает какого-то персонажа. Уже ночью поняла: мне не хватало еврея, который сказал бы Петру: «Мужик, а давай ты дашь мне 50 баксов, и я уйду!» Юрка сидит, жалобно поскуливает и крутит в руках мой мобильник. Я: «Перестань терзать животное!» Юра, укоризненно: «Это не он стенает. Это я стенаю.» Дема рассказывает историю об известном журналисте, пришедшем в гости к своему приятелю, известному бизнесмену. У журналиста было совсем плохо с финансами, а у бизнесмена — совсем хорошо, и грустный журналист, собственно, просил приятеля научить его уму-разуму, а именно — рассказать, откуда берутся деньги. Бизнесмен долго слушал сетования старого товарища, сопя и наливаясь кровью, а потом неожиданно сказал: «Знаешь, можно брать пенки от чая и втирать себе в голову. Вот прямо сейчас начни.» Журналист с изумлением посмотрел себе в чашку. Там действительно лежала заварка, покрытая бледной пеночкой. «Начни, начни,» — сказал бизнесмен, — «ну». Журналист осторожно сунул палец в чашку, смочил его в пенке и несколько раз провел пальцем по темечку. «Ну?» — тихо спросил он, — «Это зачем?» «А затем,» — заорал бизнесмен, впечатывая кулак в стол, — «чтобы ты хоть что-то начал делать!!!» Если в Яндексе написать «бяу», то он выдает первой ссылкой «бяу бяу мяу». Мне кажется, что это самый бесполезный piece of information в мире. Сделать такую сувенирную продукцию — «Телефонная книжка нервного человека». Ну, как «Органайзер менеджера» или «Ежедневник врача», или еще что. В «Телефонной книжке нервного человека» в конце каждой страницы должно быть типографским способом написано: «ОНИ МЕНЯ ОБИДЕЛИ!!!» # Благодаря японским ресторанам люди, совершенно не владеющие языком Страны Восходящего Солнца, знают названия многих рыб. Прошла новость, что где-то там «заяц-русак напал на немца». Пишут: «По необъяснимой причине». Да ладно вам. Ясное дело — напал и потребовал репараций. Как всегда. «И ведь я понимаю, что она желает мне добра…» Помолчав: «Безвинно.» оря Бергер утверждает, что жираф и человек — единственные существа, которые могут упасть с высоты собственного роста и разбиться насмерть. Надо проверить, как оно насчет слонов. Может, слону трудно упасть. Юра говорит, что у него подкашиваются ножки и он садится на попу. Но если завалить его вбок? Еще не забыть про сусликов, когда они стоят столбиком. Он же — про то, как на лекции Аверницева набивался полный зал студентов и из-за этого записочки, передаваемые друг другу, по инерции плыли к Аверинцеву вместе с записками, предназначенными ему самому. Аверинцев их все читал в конце лекции. На одной из записок Аверинцев примолк, а потом сказал дребезжащим голосом: «Я не уверен… что эта записка… предназначалась мне… но я ее прочту. „ТЕБЕ НЕ СКУЧНО? МНЕ — НЕТ.“ Он же рассказывает историю про своего племянника, у которого лет так в 11 начали, как положено, расти вполне густые черные волосы на конечностях. Племянника это обстоятельство смутило. Он пришел к папе, довольно лохматому еврейскому мужчине, и спросил, что же это такое. Папа, как мог, объяснил сыну, что все нормально, признаки возмужания, повод для радости, все дела. Племянник в ответ на это грустно погладил лохматящуюся конечность и с тоской сказал: „Нет, папа, нет… Я думаю, просто не стоило нам с ребятами “Вискас» пробовать…" Сазанская рассказывает, что сыну ее приятельницы в третьем, что ли, классе, задали на дом составлять фразы из предложенных наборов слов. Среди прочих конструкторов был такой: «горка, малыш, съехать, с, крутая». Надо ли говорить, что все дети составили фразу: «Крутой малыш съехал с горки». И еще про бабушку Бори Бергера: застав, опять же, юного Борю сотоварищи курящими, бабушка покачала головой и сказала с характерным акцентом: - Сейчас я вам, мальчики, расскажу поучительную историю. Я была еще молодая, совсем-совсем молодая, и мы с родителями ехали в поезде на курорт. И вот мне там стало плохо! А с нами ехал молодой врач, такой красавец врач, что я вам это просто даже передать не могу. И когда мне стало плохо, он буквально не отходил от моей кровати и три дня колол мне морфий. И мне стало гораздо лучше! На четвертый день я уже смогла встать и пришла к нему сама. Я посмотрела на него, — а он был такой красивый, что я вам даже не могу передать! — и сказала (тут Боря, исполняющий роль бабушки, театральным жестом выбрасывает вперед руку с закатанным рукавом, тыльной стороной вверх): «Доктор! Дайте же мне морфий!» Повисает пауза. Бабушка: - И вы знаете, что он мне сказал? Он посмотрел на меня своими прекрасными глазам и сказал мне: «Деточка! Лучше курите!...» Молодежь глядит на бабушку. Дымятся в пальцах забытые сигаретки. Бабушка, гордо вскинув голову: - И с тех пор я курю! Кошка у меня очень редко, но все-таки гадит под кушетку. Захожу на кухню и чувствую, что — да, имеет место. С тоской заглядываю под кушетку — и обнаруживаю, помимо полагающейся кучки, еще два объекта: рулон туалетной бумаги и «Коммерсант». Он же рассказывает, почему не любит иметь дела с женщинами, которые уже были замужем: понимаешь, говорит, у них часть жизни принадлежит первому мужу, часть второму, часть третьему. А у тебя, типа, контрольный пакет акций, вроде как у Путина с «Юкосом». Все хорошо, да? Но в отличии от Путина у тебя нет ни вертикали власти, ни административного ресурса! Перед пасхой одна из епархий РПЦ разрешила, как мы все помним, христосоваться шоколадными яйцами. Нас эта идея сильно возбудила. Мы придумали делать специальные пасхальные киндерсюпризы в рамках кампании «Собери все двенадцать апостолов и выиграй Деву Марию с Младенцем Христом внутри». Вообще вдруг подумалось, что это же все тоже рынок, как рынок. Например, ладан можно рекламировать. «Святой дух под каждой второй крышечкой». Тот же Миша очень красочно (на письме толком не передать, увы), рассказывает историю о своем приятеле, путешествовавшем по Праге. Приятель незадолго до поездки попал в аварию, но от путешествия не отказался и проделал весь путь в инвалидной коляске. За время пребывания в Праге состояние его сильно улучшилось, и в коляске от разъезжал уже скорее для шику. В один из последних дней пребывания в городе приятель Миши и его друзья отправились к исцеляющей статуе святого Яна Непомуцкого на Карловом мосту. Одновременно с ними к мосту прибыл автобус с итальянскими туристами. Такую возможность приятель упустить не мог. Когда возле статуи сгрудилось достаточное количества народа с фотоаппаратами, приятель изобразил молитвенную погруженность, а затем начал медленно подниматься с коляски с потрясенным видом. Он мелкими шагами двинулся по мосту, раскинув руки и крича: «It’s a miracle! It’s a miracle!» Защелкали фотоаппараты, эффект, — говорит Миша, — был сильный, некоторые даже плакали. Вот, — говорю я, — молодец, укрепил людей в вере. Митя, недовольно: да ладно, мог бы и взлететь, — нет, помелочился. Видела табличку на какой-то клинике: «Профилактика случайных связей». Кастрируют они там, что ли?? Катичка рассказывает, как много лет назад, когда карточка в метро действовала только раз в семь минут, они с Сережей оказались с одной карточкой на двоих. Катичка прошла, а Сереже пришлось семь минут ждать у турникета. «У него, — говорит Катичка, — загорелись глаза. Представляешь, говорит, какая о<!--filter:***-->****<!--/filter-->нная система? Это значит, что все турникеты Москвы связаны компьютерной сетью, и при проведении карточки идет запрос на сервер, где указано время последнего обращения». Я, — говорит Катичка, — чуть в обморок не упала. Говорю ему: слушай, тебе не приходит в голову, что на карточке просто пробивается время, а? Он, — говорит Катичка, — аж оторопел. И продолжает: «Так это я к чему: понимаешь, да, как устроены евреи? У них чуть что — подпольная сеть и всемирный заговор!» В той же сказке, пишущейся по заказу крупного российского предприятия, развлекли себя следующим пассажем: «Мало ли, что плохого про пикси пишут! Да ведь это когда писалось! — говорил гном. — Небось, двести лет назад. Тогда время было трудное, все, знаете, крутились, как могли. Ну да, пикси лошадей воровали. Но ведь не будем же мы сегодня пересматривать итоги приватизации!» Предприятие деликатно попросило фразу убрать. Мы их понимаем. Звонит Гаврилов и просит назвать ему каких-нибудь знаменитых евреев — он хочет привезти их на фестиваль еврейской книги. Понимаете, — говорю, — Саша, у нас же как устроено. Как только человек становится известным, сразу выясняется, что он жид. А вот евреи стараются держаться так, чтобы их никто не знал… N рассказывает, что в «Коммерсе» когда-то выпустили рекламу с опечаткой; на ней было написано «Пидер международных продаж». На следующий день директору рекламного отдела пришел факс: «Как образованный человек, Вы должны бы знать, что слово «****р» пишется через «о».» Еще через день позвонил возмущенный рекламодатель: человек, изображенный на картинке, оказался примерным семьянином с двумя детьми и требовал компенсации. Юрка рассказывает, что Дима Ицкович сумел сформулировать идеальный уклончивый ответ на вопрос «Когда?»: «Это будет зависеть от сочетания воли и обстоятельств». По аналогии можно сформулировать идеальный уклончивый ответ на вопрос: «Что?»: «Это будет зависеть от сочетания воли и представления.» # С Юркой придумали две рекламы, одну — социальную, но нас за нее порвали бы: изображение девочки лет девяти, одетой как последняя ***дь, с надписью: «We live in the world where specialists become younger». # А вторую Юрка придумал, для средства от тараканов: «При съемках этой рекламы ни одно животное не выжило». # Видела вчера пару в метро, у пары по пиву, мальчик и девочка. У девочки на коленках аккуратно сделанная картонная коробочка с ручкой, знаете, вроде макдоналдсовской, но поменьше. Красненькая. В ней сделаны четыре ровных дырочки в верхней части, на боку изображена фотография счастливого хомячка и большими буквами написано I'M GOING HOME! В коробке шевелится. Хомяк, то есть, в фабричной упаковке. Очень впечатлилась. У них, наверное, на каждое животное подходящая картонная коробка сделана, соответствующего размера и с соответствующим изображением. Правда, с рыбками немножко проблема. Их можно не довести до HOME. Но можно делать в для них коробки в форме склепа, с ангелом, прижимающим палец к губам, и надписью: «I’M GOING TO MY LAST HOME!» Шла по тропинке к своему подъезду, обнаружила голову маленькой сушеной рыбки. примерно через двадцать шагов обнаружила хвост той же рыбки. Съесть рыбку занимает 19 шагов, значит. Чем-то меня впечатлила эта история. Гаврилов тут же заинтересовался, за сколько шагов можно съесть лошадку. Не хочу даже спрашивать, зачем ему эта информация. Читаю новость под названием: «Панд в Пекинском зоопарке замучила лень» У национального талисмана Поднебесной — звездная болезнь. Китайские панды, которых в КНР хранят как зеницу ока, окончательно обленились. Теперь капризные бамбуковые медведи только после долгих уговоров соглашаются поесть и поспать, а для любви в их праздной жизни вообще не находится места. … Зоологи опасаются перелетных птиц, которые могут занести в Пекинский зоопарк куриный грипп, сообщает телекомпания НТВ… С пандами вечные хлопоты. Обленившиеся в зоопарке медведи толстеют и не хотят размножаться. Инстинкты стимулируют люди, чтобы спасти их от вымирания. Пробовали давать таблетки «Виагры»» и даже показывали порнофильмы… Дом бамбуковых медведей — словно бастион. Каждый час фиксируют температуру воздуха и два раза в день ставят градусники обитателям. От посетителей панд защитили стеклом, но зараза может подкараулить на лужайке во время прогулки… Я прям чувствую, как автора материала корячит. Вот же ****ны зажравшиеся панды, натурально. Птичий грипп на оба их бастиона. Подкараулил бы я их на лужайке во время прогулки… «Когда к нему в аську стучится дочь, он быстро закрывает все окошки с порнографией» герметический детектив: человек просыпается один в запертой изнутри квартире и обнаруживает себя мертвым. Следующий раз, когда позвонят существа из службы социальных опросов и поинтересуются, «смотрим ли мы телевизор», медленно, заплетающимся языком сказать: «Мы?.. Мы втыкаааем…» Напиши, — говорю, — про это (про что-то там). «Нет», — говорит Юра, — «ты напиши». «Мне лень, — говорю, — я себя не заставлю…» «А я тебе буду помогать,» — радостно говорит Юра, — «Буду сотрудничать с тобой в качестве заставляющего редактора!» Пишем заказную сказку. «Перед ребятами возникли тяжелые железные двери… Тяжелые изукрашенные двери… Тяжелые двери, украшенные чем-то воздушным… Легким. Тяжелые двери, украшенные чем-то легким и воздушным!» Юра, мрачно: «Йогуртом!»
  • +8
  • 06 мая 2008, 22:19
  • KaktuS

Комментарии (17)

RSSсвернуть /развернуть
+
0
не убивайте меня!!!)))
avatar

KaktuS

  • 06 мая 2008, 22:24
+
0
сделайте смайлик "ОЧЕНЬ МНОГА БУКАФ!!!" =)))
avatar

Daredevil

  • 06 мая 2008, 22:24
+
0
сделайте смайлик "ОЧЕНЬ МНОГА БУКАФ!!!" =)))
figasebukvbukvbukv
avatar

pesec

  • 06 мая 2008, 22:26
+
0
whatbukv09
avatar

Timur

  • 06 мая 2008, 23:01
+
0
краткость сестра таланта! Жал сдесь это не использовали…
avatar

X_BOX

  • 06 мая 2008, 23:01
+
0
асилил… тока, как выяснилось, зря!!! редкостная тупость
avatar

-Den-

  • 06 мая 2008, 23:09
+
0
spam2
avatar

leha1

  • 06 мая 2008, 23:22
+
0
bukv
avatar

serjik

  • 06 мая 2008, 23:47
+
0
каменты рулят) 5
avatar

PaRaDoX

  • 07 мая 2008, 01:54
+
0
нах произведения то выкладывать из оди *уй никто читать не будет… bukvbukvbukv
avatar

Lemar

  • 07 мая 2008, 07:37
+
0
bukvbukv
avatar

Booyaka

  • 07 мая 2008, 08:13
+
0
очень bukv
avatar

stat

  • 07 мая 2008, 09:00
+
0
bukv
avatar

petruxa15

  • 07 мая 2008, 13:37
+
0
ниасилил… во-первых КГ/АМ, а во-вторых bukv
avatar

foster06

  • 07 мая 2008, 16:00
+
0
bukv

Мы не любим многа читать особенно фигню spam
avatar

DJ_xXx

  • 07 мая 2008, 23:55
+
0
мла вы исчо войну и мир выложите… УЖОСНАХ… 02
avatar

Diaman21

  • 08 мая 2008, 00:12
+
0
ХМ… так-то можно почитать… вполне читаемо, и вы зря так отнеслись) я вас просто внимание плавает, когда читаете, смысл не осознается, в этом нет вины Кати:) 4
avatar

Morgani

  • 20 июня 2008, 13:55

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100