Про пионерское детство

Ночное чтиво! Немного мата! Про пионерское детство Есть такие люди – военные музыканты. Сколько я знаю военных музыкантов, столько удивляюсь их парадоксальному умению – пребывать одновременно во внешнем порядке и внутреннем хаосе. Это «пунктуальные распи*дяи». Понимаете термин? Сочетание это способно разнести психику любого нормального человека. Но не военного музыканта. Оно для него естественно и единственно возможно.
Одним из таких пунктуальных распездолов был мой знакомый капитан Шупейкин, в момент моего с ним знакомства, руководивший окружным ансамблем песни и пляски. В молодости, в застойные семидесятые, капитан Шупейкин подрабатывал музруком в детских учреждениях. Однажды он в паре со своим верным другом аккордеоном возглавил руководство музыкой в каком-то провинциальном пионерском лагере. Капитана Шупейкина влекла туда близость к теплым телам пионервожатых и буйные сексульные фантазии пубертатных пионерок. И хотя времена были суровыми и сугубо советскими, капитан Шупейкин, блаженно улыбаясь, сообщал, что счастливее, разнообразнее и полнее его сексуальная жизнь еще никогда не была. Первым в сезоне выступлением капитана Шупейкина была линейка, посвященная открытию смены. Она должна была стать его эффектным выходом в мир подростковой сексуальности. Но оказалось, что в недрах пионерской организации выросли артисты покруче Шупейкина и бенефис его был смазан. Кто был в пионерлагерях, обряд первой линейки представляет. Перед тем, как на нее идти, пионеры под руководством вожатых выбирают себе командира отряда из девочек поборзее и мальчиков поприличнее, а вместе с ними название и девиз отряда. А в ходе линейки представляют окружающему миру плоды своих креативных трудов. Пионеры стоят в два ряда и ждут, когда их вновь назначенный командир побежит к Старшей Пионервожатой и, заходясь в пионерском экстазе, прокричит: «Товарищ старшая пионервожатая! Наш отряд…» За спиной отряда взмахивает руками вожатый, дети дружно вздыхают и кричат: «Бригаааантиииина». «Наш девиз…». Отряд и вожатая старательно скандируют: «Не-ту ску-ки, не-ту ти-ны на бо-рту у Бри-ган-тины». Старшая говорит: «Вольно!» Аккордеон играет туш. А к старшей пионервожатой уже чешет следующая тонконогая и борзая пионерка. «Наш отряд…» — «Соооооолнышкооо». «Наш девиз…» — «Све-тить всег-да, све-тить вез-де…» Ну и так далее. И вот, значит, все себе так и происходит. Дети кричат, барабаны стучат, аккордеон рубит туш, белый верх, черный низ – все по плану. И вот от очередного отряда прибегает очередная борзая пионерка. Сердце у нее бьется, хвост трясется, очень девочка волнуется. И потому старательно выкрикивает все положенные слова: «Товарищ старшая пионервожатая! Наш отряд…» За спинами детей взмахивает руками очкастая девушка-вожатая, отряд набирает воздух и вдруг старшая слышит, что девочки-ромашечки и мальчики-василечки, юные ленинцы, подрастающая смена, громко кричат: «Онааааанииииизм». Старшая слышит это и думает, что у нее от жары крыша едет. «Наш девиз…» — напористо продолжает кричать борзая пионерка. Очкастая вожатая взмахивает руками и юные ленинцы выводят: «Солн-це, воз-дух, о-на-низм укре-пляют орган-изм». Старшая аж поперхнулась. «Может», — думает, — «я что-то не так услышала». «Отряд, повторить девиз и название». Дети, полагая, что тихо кричали, набирают полные легкие и, красные от натуги, вопят, со всей пионерской дури: «Солнце, воздух, онанизм укрепляют организм!!!» Старшая кричит: «Вожатая отряда, Онан…гхм-грм….Вожатая пятого отряда ко мне!» Прибегает очкастая вожатая. «Таня, откуда у твоего отряда такое название?!» «Как откуда?» — щебечет очкастая вожатая Таня – «Мальчики придумали». «Мальчики?! Ты издеваешься надо мной? Таня, ты что, меня без комсомольского будущего оставить хочешь?! Какие нахрен мальчики? Ты совсем тупая?» «А что такого, Светлана Михайловна?» — бледнеет очкастая Таня. «Таня!», — свирипеет старшая – «Не прикидывайся тыквой! Все знают, что такое онанизм!» «И я знаю…» — всхлипывает носом Таня, губы у нее дрожат, глаза мокреют, — «мальчики сказали, это физкультура такая. И что в этом такого?» «Таня, блядь, ты в каком вузе учишься?!» — переходит на хриплый шепот старшая. «В медицинском. Первый курс закончила». Старшая окончательно все понимает про эту жизнь. Смотрит с тоской по сторонам и говорит: «А-а-а-а-а! Таня, иди вон отсюда! Видеть тебя не могу. Шупейкин! Шупейкин, вы творческий человек, я прошу вас, объясните будущему медику, что такое онанизм!». «С удовольствием, Светлана Михайловна!», — ответил музрук Шупейкин и исполнил туш на аккордеоне. Отряд, понятное дело, быстро переименовали. Назвались «Прометей». Испорченных мальчиков выявили и поставили под особый контроль. На следующей линейке их поставили в первый ряд, откуда они скандировали: «Нес-ти огонь в серд-ца лю-дей, как это сде-лал Проме-тей». А музрук Шупейкин самым подробным образом целую смену объяснял будущему медику Тане массу сложных, но таких важных медицинских терминов. Впрочем, если верить Шупейкину, его объяснения потребовались не только очкастой Тане.
  • +8
  • 29 сентября 2010, 23:33
  • Freedom

Комментарии (0)

RSSсвернуть /развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100