Черномырдизмы

Черномырдизмы Российское правительство — как цирк. И, если, скажем Жириновский — просто клоун, то Черномырдин — представитель «разговорного жанра». Скажем «Хотели как лучше, а получилось как всегда» — авторство этого афоризма уже утрачивается, и он воспринимается как народный.
О том, что Березовский стесняется, что он еврей: «Если я еврей — чего я буду стесняться! Я, правда, не еврей» На вопрос, будет ли он участвовать в теневом кабинете: «Что я буду в тёмную лезть. Я еще от светлого не отошёл» «Мы помним, когда масло было вредно. Только сказали — масла не стало. Потом яйца нажали так, что их тоже не стало» На любом языке я умею говорить со всеми, но этим инструментом я стараюсь не пользоваться. Когда замминистра вдруг ни с того ни с сего делает заявление, что вот должны 200 тысяч учителей, врачей сократить. Или у него с головой что-то случилось? Вот что может произойти, если кто-то начнёт размышлять. Другого слова не хочу произносить. «Локомотив экономического роста — это как слон в известном месте»... «Ну, скажите, у вас, ну, когда Черномырдин работал, что, была боязнь, что кого-то расчленят из естественных монополий? Эх, вы! Меня можно расчленить, меня можно убрать! А вот естественные монополии чтобы растащили — у вас даже и вопрос такой никогда не стоял перед вами, ибо это даже мысли такой никто не мог допустить, чтобы я, своими руками создавший эти отдельные монополии, и чтобы я был сторонником их уничтожить. Ну, зачем же вы так? Обижаете». «Помогать правительству надо. А мы ему по рукам, всё по рукам. Ещё норовим не только по рукам, но ещё куда-то. Как говорил Чехов». «Рубль при мне обвалился? Вы что, ребята? Когда ж вы это успели всё? Наделали, значит, тут кто-то чего-то, теперь я и рубль ещё обвалил!». «Черномырдину пришить ничего невозможно». «Это что, значит, Черномырдин ГКО отменил? Разве меня здесь — да меня в Правительстве с марта месяца не было. Что тут без меня делали?! Мы очень хорошо работали, нет здесь никакой вины предыдущего Правительства. Пенсии платились, зарплаты… А что сейчас? И не надо говорить про Черномырдина, это никому не нужно, зачем же это, кому?! Не поверит никто, а вы — »Черномырдин, Черномырдин!" Ты, Григорий Алексеич, говоришь, что тут пенсии, зарплаты, банки, а где деньги возьмёшь, где возьмёшь? Напечатаешь, что ли? Работать нужно, и, я думаю, можно!" (Смех в зале, аплодисменты). «Вообще, странно это, ну, просто странно. Я не могу это ещё раз, я не знаю и не хочу этого. Это не значит, что нельзя никого. Ну, наверное, кого-то, может быть, и нужно. Кого-то вводить, кого-то выводить». «Мы ещё раз говорим: пять лет работы, наверное, меня чему-то жизнь научила в этой части». Россия — это континент, и нам нельзя тут нас упрекать в чем-то. А то нас одни отлучают от Европы, вот, и Европа объединяется и ведет там какие-то разговоры. Российско-европейская часть — она больше всей Европы вместе взятая в разы! Чего это нас отлучают?! Европа — это наш дом, между прочим, а не тех, кто это пытается все это создать и нагнетает. Бесполезно это. «Сегодня каждый может спросить: а знаете ли вы, что делать? Я бы не хотел сейчас говорить о причинах, что произошло именно вот в это время. Я не любитель, никогда этим не занимался, это пусть кто-то другой». «Сейчас мы твёрдо знаем, что делать, какие первые шаги надо сделать, и нам надо на это всем вместе навалиться, и я думаю, что у нас это получится». «Я не из тех людей, чтобы доводить до мордобоя, я извиняюсь за это слово. И мордобой-то опять не они же бы, не их же! Если бы их бы там навесить — это бы с удовольствием! А те мордобой-то, в мордобое люди же бы участвовали: народ как всегда» О Зюгановском предложении объявить войну НАТО: «Умный нашелся! Войну ему объявить! Лаптями! Его! Тоже! И это! Сразу как это всё! А что он знает вообще! И кто он такой! Ещё куда-то и лезет, я извиняюсь» О Лужкове: «Все его вот высказывания, вот его взбрыкивания там… ещё даже пенсионером меня где-то вот, говорят, меня обозвал. Я не слышал. Но если я пенсионер, то он-то кто? Дед тогда обычный» Снова о Лужкове: «Ну что нам с ним объединять? У него кепка, а я вообще ничего не ношу пока» О Ельцине: «Заболел, кашляет ещё раз по-всякому. Но президент есть президент» «Ну, не дай бог нам еще кого-то. Хватит. От этих тошнит от всех. Наших людей, я так понимаю. И Вас тоже, наверное. Я же вижу по глазам, Вас же тошнит» «У нас ведь беда не в том, чтобы объединиться, а в том, кто главный» «Чем мы провинились перед Богом, Аллахом и другими?» «Я готов и буду объединяться! И со всеми! Нельзя, извините за выражение, всё время врастопырку» «Вы посмотрите — всё имеем, а жить не можем. Ну не можем жить! Никак всё нас тянет на эксперименты. Всё нам что-то надо туда, достать там, где-то, когда-то, устроить кому-то. Почему не себе?! Почему не своему поколению?! Почему этот, как говорится, зародился тот же коммунизм, бродил по Европе, призрак, вернее. Бродил-бродил, у них нигде не зацепился! А у нас — пожалуйста! И вот — уже сколько лет под экспериментом» «Что говорить о Черномырдине и обо мне?» О совете директоров Газпрома: «В совете директоров многие участвуют — представители государства, акционеры, так что это орган такой — советывает» О миротворческих предложениях Примакова: «Так тут уж нельзя так перпендикулярно понимать: мы Вас не тронем, Вы нас не трожьте» О депутатах Госдумы: «А мы еще спорим, проверять их на психику или нет. Проверять всех!» О планах правительства: «Мы продолжаем то, что мы уже много наделали...» «Вот мы там всё это буровим, я извиняюсь за это слово, Марксом придуманное, этим фантазёром» «Надо всем лечь на это и получить то, что мы должны иметь» «В нашей жизни не очень просто определить, где найдешь, а где потеряешь. На каком-то этапе потеряешь, а зато завтра приобретешь, и как следует» «Сегодня мировая система финансовая понимает, что происходит в России, и не очень хочет, чтобы здесь было… ну, я не хочу это слово употреблять, которым я обычно пользуюсь» «В Югославии катастрофа. Катастрофа — это всегда плохо!» «Ночь прошла, они хватились» «Корячимся, как негры» (О планах работы правительства в сентябре 1998г.) «Россия — страна сезонная» (О посевной кампании, которую поддерживает правительство) «Все мы доживём. В какой конфигурации? В хорошей конфигурации» (О выборах 2000г.) «Трагедия на Балканах. И поехать, увидеть и сразу получить по заслугам — я далёк от этого» (О своей поездке в Югославию) «Мы с вами так будем жить, что наши дети и внуки завидовать станут!» «Правительство — это вам не тот орган, где можно одним только языком!» «Когда моя наша страна в таком состоянии — я буду всё делать, я буду всё говорить! Когда я знаю, что это поможет, я не буду держать за спиной!» «Россия со временем должна стать еврочленом» «Мы! Пойти на какие-то там хотелки, я извиняюсь… Нечего устраивать здесь хочу-не хочу» «Слышите, что ждут от нас? С-300. Это мы знаем, что это такое. Это не дай бог. Сегодня С-300. А завтра давай другое. А послезавтра третье. Вот это что такое» «Не надо умалять свою роль и свою значимость. Это не значит, что нужно раздуваться здесь и, как говорят, тут махать, размахивать кое-чем» «Мы об этих мерах скажем… Я об них и озвучу и предложу…… Ещё раз вам говорю: это комплексные меры, которые позволят вытащить, и решить, и остановить эти процессы». «Я господина Буша-младшего лично не знаю, но вот с отцом его, господином Бушем-старшим я знаком и жену его, ГОСПОДИНУ Буш тоже знаю». В. Черномырдин по поводу высказываний Буша-младшего о степени коррумпированности Виктора Степановича. «Кто мне чего подскажет, тому и сделаю» «Были, есть и будем. Только этим и занимаемся сейчас». «Это глупость вообще, но это мне знакомая песня: Во-первых, я думаю, что, ну, для многих это известно, я для толкача не подхожу. Поэтому я думаю, что, ещё раз, роль председателя правительства — он может собирать, он может не собирать, — он обязан всё равно всё знать, и он всё равно будет всё знать, и всё равно мы будем общаться, и всё равно мы будем советоваться по этим вопросам». «И кто бы сегодня нас ни провоцировал, кто бы нам ни подкидывал какие-то там Ираны, Ираки и еще многое что — не будет никаких. Никаких не будет даже поползновений. Наоборот, вся работа будет строиться для того, чтобы уничтожить то, что накопили за многие годы» «Сейчас там что-то много стало таких желающих все что-то возбуждать. Все у них возбуждается там. Вдруг тоже проснулись. Возбудились. Пусть возбуждаются. Что касается кредитов — то понимаете, что касается кредитов и механихмов распределения — о чем они здесь? Где? Почему? Что и как они могут знать?» ВИКТОР ЧЕРНОМЫРДИН об обвинениях Буша-младшего. Такого никогда не было, но опять случилось… Лучше водки хуже нет И знаю опять, как можно. А зачастую, и как нужно. Вечно у нас в России стоит не то, что нужно. Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся. Вот Михаил Михайлович — новый министр финансов. Прошу любить и даже очень любить. Михаил Михайлович готов к любви. Где-то мы чего-то там, сзади все чего-то побаиваемся. Правильно или неправильно — это вопрос философский. Учителя и врачи хотят есть практически каждый день! Вино мы пьем для здоровья. Я здоровье нам надо что бы пить водку! Худший будет результат. Я это знаю, это была моя работа. Надо же думать, что понимать! Вы посмотрите — всё имеем, а жить не можем. Ну не можем жить! Никак всё нас тянет на эксперименты. Всё нам что-то надо туда, достать там, где-то, когда-то, устроить кому-то. Почему не себе?! Почему не своему поколению?! Почему этот, как говорится, зародился тот же коммунизм, бродил по Европе, призрак, вернее. Бродил-бродил, у них нигде не зацепился! А у нас — пожалуйста! Я не знаю, кому и чего Юля качать будет Болит душа о внуках и о стране Мы этого не хотим. Мы этим занимаемся. Надо контролировать, кому давать, а кому не давать. Почему мы вдруг решили, что каждый может иметь? Курс у нас один — правильный Нам никто не мешает перевыполнять наши законы. Не только противодействовать, а будем отстаивать это, чтобы этого не допустить. Нельзя думать и не надо даже думать о том, что настанет время, когда будет легче. Принципы, которые были принципиальны, были непринципиальны. Эти выборы обернулись для нас тяжелым испытанием. Это никогда больше не должно повториться… У нас ещё есть люди, которые очень плохо живут. Мы это видим, ездим, слышим, читаем. Это отрезвило кое-кого, в том числе и там, кого и напугало, далеко не просто. Я на Зюганова не могу обижаться. И не обижаюсь. У нас ведь на таких людей не обижаются. Я не дипломат. И не собираюсь быть дипломатом. И то, что мы достигли договоренности — абсолютно недипломатическим путем. Абсолютно. Я не тот человек, который живет удовлетворениями. В нашей жизни не очень просто определить, где найдешь, а где потеряешь. На каком-то этапе потеряешь, а зато завтра приобретешь, и как следует Прокуратура это вам не место или орган, где можно языком просто так... «Говорил, говорю и буду говорить: не станет Черномырдин, не произойдет этого, как бы некоторые ни надеялись. Потому что, когда такие задачи стоят, когда мы так глубоко оказались, не время сейчас. Меня многие, я знаю, из-за того, что Черномырдин очень многим оказался, как в горле, как говорится. Но я всем хочу сказать, не говоря уж о Борисе Николаевиче, что пусть они не думают, что так легко. Ведь люди видят, кто болеет за судьбу, а кто просто занимается под маркой. Я знаю, кто тут думает, что пробил его наконец. Черномырдин всегда знает, когда кто думает, потому что он прошел все это от слесаря до сих пор. И я делаю это добровольно, раз иначе нельзя, раз такие спекуляции идут, что хотят меня сделать как яблоко преткновения. Это надо внимательно еще посмотреть, кому это надо, чтобы вокруг Черномырдина создавать атмосферу. Все должны знать: сделанного за годы реформ уже не воротишь вспять!»
  • +8
  • 25 марта 2010, 10:30
  • Ardon

Комментарии (3)

RSSсвернуть /развернуть
+
0
ag ag ag гуд
avatar

kakashka1

  • 25 марта 2010, 11:23
+
0
Супер.
avatar

Zelda

  • 25 марта 2010, 14:09
+
0
вот такой был у нас Председатель Правительства Российской Федерации
avatar

9110109

  • 25 марта 2010, 15:17

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100