Дед Мороз есть!



Это было давно, и, черт побери, все-таки, как вчера. И, кто сталкивался с этим, тот поймет.

Дочери в тот год исполнилось пять лет. Она, чудо чудное, глазастое, и молоком пахнущее, все еще верила в сказки. С трепетом в душе ждала Зубную фею, которая взамен упавшего зубика подарит монетку. В предпасхальный вечер бродила, как неприкаянная перед дверью, ожидая Кролика с корзинкой всяких вкусностей. И, как все нормальные дети, из сказочных персонажей больше всего уважала Деда Мороза. Настолько, что за пару недель до праздника, из озорного сорванца, сметающего все на своем пути, превращалась в чудную девочку. Помогала убирать игрушки в своей комнате, делала на улице замечания всем, кто бросал бумажки от конфет, а детском саду — всем, кто чавкает, и даже позволяла мне заплетать ей косички. Обычно косички заплетались с жутким скандалом и сопровождались требованиями сбрить волосы наголо. Но перед новым годом моя дочь превращалась в ангела, так как даже самый сопливый ребенок знает – Дед Мороз приходит только к послушным детям. И, как вы понимаете, пары недель примерного поведения в году, перед самим праздником, убедят дедушку в истинном послушании, остальное время можно быть такой, как хочется.

Но враг не дремал. В данном случае, в его роли выступал некий Витька из детского сада, на год старше. Витька был самым страшным недругом, потому что однажды полез целоваться, за что был нещадно побит. А на вопрос, почему же дочка так страшно его наказала, прозвучал вполне очевидный для всех представительниц дамского полу ответ:
— У него вечно сопли под носом. А вдруг он заразный?
Витька затаил злобу, ожидая своего часа. И звездный час настал, именно тогда, когда дочь решила ничем не омрачать своего ангельского поведения и не разочаровывать Дедушку Мороза, то бишь, за неделю до Нового Года.
Пришла я забирать свое чадо из детсада, только захожу в коридор и слышу – плачет, моя. Залетаю в ужасе, ожидая самого страшного. Зная своего ребенка, я могла предположить все, что угодно, вплоть до какой-нибудь травмы. Но нет, вот, сидит на стульчике и рыдает, причем так душевно, что, аж платье на ней дрожит.

Посмотрела на меня полными слез глазами, не вставая со стульчика, надрывно так прокричала:
— Деда Мороза нет!
И зарыдала еще пуще прежнего.
С трудом я уговорила ее одеться и пойти домой, по дороге выясняя все подробности прошедшего дня. А сама про себя думала – если это воспитательница, придушу своими руками. Но нет, воспитательница была не причем. Виноват во всем был Витька.
Они играли в снежки во дворе, после полдника. Девочки делились планами на праздники, и, как водится, хвастали друг перед другом будущими подарками, которые ожидают от доброго краснощекого деда. Витька, сидевший в засаде, выбрал нужный момент и вылез из кустов, проорав:
— Деда Мороза нет! Это взрослые придумали, чтобы дети их слушались, вот! Мне старший брат рассказывал.
Показал девочкам язык и исчез с горизонта.
Разревелись все девчонки. Но, если остальных воспитательница смогла успокоить конфетами и уговорами, с моей этот номер не прокатил.

Ради чего тогда она каждый год две недели до праздника была послушной? Ради чего терпела плетение косичек? Мир был слишком жесток, и привычный уклад рушился прямо на глазах.
Она все еще шмыгала носиком, утирая варежкой слезинки, а у меня внутри рвалось сердце…
Конечно же, дома все ее убеждали в том, что Дед Мороз есть, показывали ей открытки, книжки, но она хмуро отвечала, разглядывая нас с подозрением:
— Он нарисованный, разве вы не видите?
Слава Богу, по новостям показали Деда Мороза из Лапландии, его городок, эльфов, и остальное. Подозрения стали развеиваться, но не окончательно. Она долго обдумывала всю информацию, затем пришла на кухню, где готовились традиционные оливье, сельдь под шубой и другие вкусности. Села на табуретку, задумчиво раскачивая ножкой, и, наконец, выдала:
— А если он живет в Лапландии, как же ему удастся до нашего города добраться? И, вдруг он не понимает нашего языка? Как тогда он прочитает мое письмо и поймет, какого подарка я жду?
Письмо, как полагается, мы написали с месяц назад, точно указав какого цвета и размера должна быть игрушка.

Я вытерла руки передником, села перед с ней, и сказала, глядя в самые любимые и родные глаза на свете:
— Он ведь волшебник, он все умеет. И знает все языки на свете, чтобы понимать и читать письма всех детей в мире. А в новогоднюю ночь спускается по трубе в каждый дом, где его ждут. И, неважно, есть там дети или нет. Он и к нам приходит, к взрослым.
Дочь посмотрела на меня с недоверием. Я видела, как она в уме сопоставляет услышанное с известными ей фактами, и вдруг опять разревелась:
— Но у нас нет трубы! Мы на восьмом этаже!
И убежала к себе в комнату.
Счастье всего мира не стоит одной слезы моей дочери. И, если надо, оживим Деда Мороза, чтобы сказка для нее не кончилась.

Она долго не хотела засыпать, устроив себе засаду в детской. С одной стороны, миф был разрушен, с другой – надежда теплилась в ее маленьком сердце, нам всем хочется чуда.
Я несколько раз заходила к ней в комнату, и смотрела, как она сидит, обложившись одеялами и подушками, и молча ждет. Ее огромные глазищи хмуро мерцали в темноте, и глядели на меня с немым укором, как бы говоря – я была права, нет никого, видишь?
Наконец, где-то к полуночи она уснула. Я тихо открыла дверь, убедилась, что она спит, и прошмыгнула к окошку, вооружившись тапками мужа. Открыла окно. К счастью, там намело приличный сугроб свежего снега. И аккуратно наследила вдоль подоконника тапками, будто там кто-то ходил. И продолжила на самом подоконнике, оставив мокрые следы. Пока я шуровала у окна, муж тихонечко достал из заначки подарки и сложил их у кроватки дочери. А затем мы на цыпочках смылись из комнаты, на кухню.

После чего, дружно всей семьей загремели посудой, дверьми, поднимая адский шум, чтобы дочь проснулась.
И тут… Из детской раздался счастливый вопль, дверь отлетела в сторону, и она, взъерошенная, выбежала к нам:
— Он был! Он был у меня в комнате!
Мы, в недоумении:
— Кто был?
-Дед Мороз!!!
Мы заговорщически улыбнулись:
— Не может быть!
Она схватила меня за руку и потащила в детскую. Там, в темноте были четко видны следы на фоне окна.
— Вот! Видишь?
Она указала перстом на подоконник.
— Он был! Но я уснула и не видела его. А он не хотел меня будить, оставил подарки и ушел.
И тут она обняла мои ноги, ткнувшись носом в колени, прошептав:
— Мамочка, прости меня, что я тебе не верила.
А я расплакалась. Ее глаза светились таким счастьем, а в голосе была такая вера в чудо, что… все. Я шмыгнула носом, и развернула дочь от себя:
— Может, ты откроешь свои подарки?

Прошло много лет. Дочь до сих пор помнит, как в тот год к ней приходил Дед Мороз. Она давно выросла, не ждет Пасхального Кролика, знает, что нет Зубной Феи, зато есть дантист.
Но в Новый Год ее глаза зажигаются особенным светом. Потому что помнит свое маленькое новогоднее чудо.

© МВЯ


УРРРРРА! Люди! Скоро Новый год!

  • +12
  • 18 ноября 2011, 20:23
  • Freedom

Комментарии (1)

RSSсвернуть /развернуть
+
+1
Й*баный насос, какая нах*й зубная фея, какой пасхальный кролик, какой Дед Мороз из ЛАПЛАНДИИ, в трубы лазящий, люди, вы что с дуба рухнули, автор какую хню ты написал, все в кучу перемешал. Ты кто? Если западный, то откуда Дед Мороз и Витька, если нет, ТО КАКОГО х*я здесь делают персонажи западного фольклора? Забыл наши праздники? Запад милее? Не морочь ребенку голову!
avatar

DeUpeR

  • 19 ноября 2011, 01:13

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100