Как один мой знакомый в армию не ходил...

Как один мой знакомый в армию не ходил...
Окончание учебного заведения. Пришла пора перестать уже жрать бабушкины пирожки и стать, наконец, настоящими мужчинами (не в половом смысле). Единственно возможным вариантом, в соответствии с текущим законодательством РФ, на тот момент предлагался весенний призыв в армию. Как водится из года в год в нашем районе (да, пожалуй, и во всей России), весенний призыв был продлен до середины июля. Военкомы ваще по всей стране славятся безбашенной изобретательностью. В нашем случае, пара серьезных товарищей пришла на один из выпускных экзаменов и раздала нам повестки под подпись вместе с экзаменационными билетами. Чувствуете глубину творческого подхода?.. В повестке предлагалось явиться на мед. осмотр на этой же неделе. От такой «заботы» мы все конечно охренели, насчет вариантов «закосить» можно было не напрягаться. Про экзамен в тот день вообще молчу..... Взвесив свои шансы, я начал мириться с мыслью, что армия – не конец света, от судьбы не убежишь, и т. д., что тем же вечером мне подтвердил захмелевший батя. Все решает случай… На следующий вечер к маме на чай зашла наша соседка теть Валя. Узнав, отчего я такой хмурый, она удивилась: - «Ты же все детство заикался, а в армию с этим не берут...». Заикался я и в самом не по-детски, даже на учете в спец. диспансере состоял, но то было в детстве. К моменту призыва я излагал не хуже Маяковского. Но наимудрейшая из соседок тетя Валя была права – терять мне было нечего. Поэтому оставшийся день или два я провел сидя перед зеркалом и вспоминая утерянные навыки заикания – завывания на гласных, подергивания головой, моргание глазами, и т. д. Получалось вполне неплохо, даже батя зауважал. Хорошо выходили некоторые согласные звуки (например, сочетание «ст», без которого служить вообще нельзя – «стой, стрелять буду! » должно вселять в противника ужас, а не истерику. Хотя, тоже вариант… но по уставу должен быть ужас). Небольшое неудобство доставляло общение с нормальными людьми в дни мед. комиссии, т. к. натренированные мышцы рта норовили отмазать меня от армии перед всяким, с кем я пытался заговорить. От меня стали шарахаться знакомые и даже близкие мне люди. Первый день медосмотра. Прихожу в военкомат – мля, в зоопарк после этого ходить неинтересно!!! Здоровых призывников нет, а есть хромые, обоссанные, с поломанными руками и ногами, перевязанными головами. В наибольшем почете «шиза» была, т. к. ее сложней всего изобразить. Авторитетно заявляю – фильм «ДМБ», снятый намного позже, основан на реальных событиях! Короче, стою молча, волнуюсь – еще бы – половина этих «малахольных» меня знает, а говорить-то мне нельзя. Первый кабинет – антропометрия. На вопрос «ФИО? » начинаю дергаться и завывать, в конце концов делаю вид, что сдаюсь, подхожу к столу, выкладываю мед. карту и «с болью в сердце на лице» тыкаю пальцем в свою фамилию. Врачиха охает, мол, «бедный мальчик», и советует вначале сходить к невропатологу – ну, типа, их клиент. Воодушевленный успешным дебютом, залетаю к невропату. Моего талантливо исполненного «выхода» с попыткой пробулькать фамилию не заметить было нельзя, врачиха к тому же профессионал! Заставила меня принести справку из того диспансера, где в детстве на учете состоял. Ну, думаю, ушлая.... Делать нечего, на следующее утро, после очередной разминки перед зеркалом, несусь в диспансер с большой надеждой, что меня там еще кто-нибудь помнит – лет 10 там не был… Захожу в кабинет — Чудо! На приеме та же доктор, что и 10 лет назад. От удивления текст забыл… а она мне с порога: «тебя в какие войска, Вася? »… Оказалось, за последние годы много ее бывших питомцев через призыв прошли. Ну, говорит, в былые времена я бы тебя как сыночка родного сама в армию даже до КПП бы проводила и платочком помахала. А при нынешней херне – жалко вас щеглов, поэтому слушай… И дала мне набор ценных практических советов. Недуг твой, говорит, делится на четыре степени. На 4-ю, самую высокую, у тебя таланта не хватит – это тебе не в школьном кружке пьяного Ржевского играть. С 1-ой и 2-ой в армию берут. А вот для 3-ей степени твои жалкие ужимки подходят в самый раз, только вот тут и тут надо подправить. Поэтому справку я тебе соответствующую справлю, а ты меня уж не подведи – прорепетируй еще перед зеркалом хорошенько. С нужной справкой в кармане второй заход к военкоматской бабульке-невропатологу прошел как по маслу. Следующим этапом – глав. врач. А тому поср%ть! Он даже не стал разбираться, где у меня болит. После серии отменно исполненных мною завываний, он, видимо, зачислил меня в разряд «душевных» и, поставив где нужно крестик, стал мне заботливо разъяснять, как пройти до комиссара для заключительной комиссии. Чувствуя себя уже на финишной прямой, я вдохновленно моргал в такт. Почти все!… На рандеву у комиссара меня ждало последнее испытание, чуть не положившее конец всем моим предыдущим стараниям и столь удачным стечениям обстоятельств. А дело в том, что к тому времени я уже подрабатывал переводчиком с иностранного языка (ну, удалось мне язык выучить). Работал я в деловом центре, куда требовался спец. пропуск с указанием всех данных, включая должность. Пропуск я хранил в паспорте, т. к. предъявлять приходилось оба документа. ОСеЛ!!! Дальше как в замедленном действии: подаю свое дело комиссару, сверху кладу паспорт. Тот привычным брезгливым движением придвигает их к себе. Тут я вспоминаю, что у меня в паспорте лежит пропуск. В голове проносится вполне обоснованное «ну, пиз… ц», а поздно! Комиссар расписывается в деле, берет паспорт, листает… Ясень пень, меня уже лихорадит. Комиссар доходит до страницы, где лежит пропуск, читает… Людям его профессии нечасто приходится думать, поэтому каждый раз это заметно сказывается на чертах лица. Так же и тут, мучительно подвигав бровьми (вместо извилин), комиссар понял, что «что-то тут, бл%ь, не то». Почесав кокарду, он вдруг вышел из ступора: «хм, переводчик...», на что я моргая и неожиданно для самого себя промямлил "… а эт-та я п-письменно… ". С недоверием, но явным облегчением что «все сошлось», комиссар подписал отсрочку в военнике и пробурчав «ну, ты, эта, выздоравливай», вернул мне паспорт. Неделя пьянки и поиски новой работы...... Было это в году эдак 95-96. В одной части содаты очень часто травились тормозной жидкостью. Никакие дисциплинарные взыскания на них не действовали. Тогда один полкан догадался повесил плакат следующего содержания: «Содаты! Тормозуха — яд! Если бы она была безвредна, то ее давно бы выпил командный состав.» В следующем месяце не было зафиксировано ни одного случая отравления. Вот такой вот особенный русский менталитет, понимаешь…
  • +8
  • 10 января 2009, 15:00
  • nikitoz

Комментарии (11)

RSSсвернуть /развернуть
+
+3
хехе ) чего тока не придумают
avatar

KaktuS

  • 10 января 2009, 15:58
+
+1
ехх весело и грусно, вспомина как я «откосиль»
avatar

Frag_na_rabote

  • 10 января 2009, 16:41
+
+3
Блин, классный слог. Всю атмосферу аж прочувствовал. Спасибо:)
avatar

Itaniell

  • 10 января 2009, 16:48
+
0
з… з… заа… запооп. пом. пом-пом-помм… запом-ню…
avatar

summer_rain

  • 10 января 2009, 18:26
+
+1
Правильно, Н_А_Х_У_Й эту армию. Я вот сходил щас таблетки жру пачками гастрит заработал.
avatar

kolyny

  • 10 января 2009, 20:40
+
0
Защибись написали, не каждый напишет как он проходил медосмотр
avatar

Volhonoc

  • 10 января 2009, 22:50
+
0
Дааа уж весело )
avatar

zanoza91

  • 11 января 2009, 00:47
+
0
Молорик!!! Поржал от души!!!
avatar

Thifer

  • 11 января 2009, 01:16
+
0
Весело откосил.
На Х Е Р армию. Тоже косить надо.
avatar

doloen

  • 11 января 2009, 16:46
+
0
А  я не пойду косить буду!
 
avatar

MuXa

  • 14 января 2009, 17:54
+
0
меня психиатр осматривать даже не стала… сказала «есть жалобы?» я ей «на что?» она на писала А1 и сказала «здоров»    вот такие врачи там сидят…
avatar

deadkeda

  • 19 января 2009, 13:28

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100