Лукреция Борджа

… И вот у ног Лукреции Цезарь, ее собственный брат. Он любит, он обожает Лукрецию, он зарезал обоих ее воздыхателей, он убьет всякого, кто приблизится к ней... Лукреция Борджа
В 1480 году любовница всесильного кардинала Родриго Борджа принесла ему третьего ребенка: прелестную девочку, ставшую впоследствии одной из самых известных женщин мировой истории. Любители родословных нашли много занимательного, изучая семейство Борджа. Отец ребенка, испанский дворянин Родриго, был плодом преступной связи матери его Иоанны с собственным братом Альфонсо, будущим папой Каликстом III. Факт инцеста был столь очевидным, что супруг Иоанны Готфрид Лензоло развелся с ней и отказался признать ребенка. В 1455 году Каликст III вызвал сына и племянника из Испании в Рим, где по его настоянию юноша надел сутану. Папа горячо любил новоиспеченного священника, причем в Ватикане поговаривали, что чувства его были отнюдь не платоническими. Как бы там ни было, Родриго Борджа быстро делает церковную карьеру и привозит из Валенсии свою давнюю любовницу Розу Ваноцци. Он поселяет Розу в Венеции в великолепном дворце и не жалеет средств, чтобы доставить ей любые удовольствия. А средства имелись: Каликст III предоставил сыну не только кардинальскую шляпу, но и многочисленные аббатства, епископства и бенефиции. Так что к моменту рождения дочери Родриго считался самым богатым кардиналом в Европе. Появление девочки очень обрадовало родителей. Роза уже имела от Родриго двоих сыновей: Франческо и Цезаря — ей хотелось дочку. Она же и подобрала ей красивое имя Лукреция. О детстве Лукреции известно мало. Мать всячески баловала ее и дала самое блестящее по тем временам образование. Девочка прекрасно разбиралась в поэзии, знала историю, иностранные языки, музицировала, имела тонкий художественный вкус. Отец умудрился даже привить ей интерес к алхимии, весьма пригодившийся в будущем. Однако родители совершенно не скрывали от нее самые грязные стороны жизни, и уже десяти лет от роду Лукреция наблюдала дворцовые пиры и оргии, от которых «покраснел бы и сатана». В одиннадцать девочка прекрасно осознавала, что красива, и быстро постигала искусство кокетства. Участвуя вместе с братьями в празднествах матери, она присматривалась к мужчинам, выискивая достойных ее красоты. Первой невольной ее жертвой стал выходец из благородного венецианского семейства Марчело Кандиано. Но далее невинного кокетства дело не пошло — молодой красавец исчез. А вскоре стало известно, что он был зарезан ночью при выходе из дворца Ваноцци. Лукреция, в сущности, была еще ребенком и не могла, да и не собиралась долго горевать. Тем более что рано проснувшаяся в ней чувственность в сочетании с темпераментом испанки заставили ее в тот же день за ужином напропалую флиртовать с феррарским дворянином Дальберджетти. Этот умудренный годами и опытом поклонник вел ухаживание напористо, быстро, и в одну из ближайших ночей прокрался в спальню ожидавшей его Лукреции. Однако подозрительный шум в соседней комнате помешал свиданию. Дальберджетти ретировался и… спустя четверть часа пал на улице от удара кинжалом — завязки романов красавицы уже тогда оканчивались трагедиями. Но еще не закончилась ночь. И вот у ног Лукреции Цезарь, ее собственный брат. Он любит, он обожает Лукрецию, он зарезал обоих ее воздыхателей, он убьет всякого, кто приблизится к ней. Он просит любви, нет — он требует ее, он готов прибегнуть к насилию. Девушка не особенно противится — узы крови ничего не говорят ее сердцу. К чему условности: Цезарь так хорош, молод, силен, его руки и губы так опытны и горячи… Взаимные ласки прерывает Франческо, старший брат, неожиданно ворвавшийся в комнату. Его снедают те же чувства. Его сердце заходится от ненависти к младшему, опередившему его. После короткой ссоры они покидают спальню распаленной и несколько разочарованной сестры. Лукреция Борджа Лукреция становится любовницей обоих братьев. Тайна сохраняется до тех пор, пока от старшего из них, Франческо, на свет не появляется дочь. Чтобы замять скандал, Роза Ваноцци немедленно отвозит ее на воспитание крестьянской семье в окрестностях Вероны. Кардинал Родриго Борджа отправляет Цезаря в пизанский, а Франческо в падуанский университеты, подальше от соблазнительной сестры. Но город полнится слухами, и Родриго перевозит семью в Рим, где начинает подыскивать для обесчещенной дочери мужа. Около 1492 года происходит венчание двенадцатилетней Лукреции с незначительным арагонским дворянином доном Эст****ом. Это был странный союз. Он скрывал новую преступную связь Лукреции. Не часто можно встретить красавиц, способных возбудить страсть в собственных братьях. А после родов Лукреция расцветает необыкновенно. Легкое и нежное, словно выточенное резцом Фидия тело, густые белокурые волосы, лицо мадонны и лукавая улыбка просто завораживают мужчин. И шестидесятилетний отец начинает смотреть на нее как на женщину, только женщину. В свои годы кардинал все еще очень силен и здоров. Современники отмечают его блестящий ум, энергию, необыкновенную подвижность и полную беспринципность. Все свое оие он бросает на завоевание дочери, осыпая ее подарками и предупреждая малейшие желания. Лукреция скоро сдается нежному воздыхателю, но ведет себя по отношению к нему как опытная куртизанка. Ласки отцу она расточает в соответствии с количеством и качеством подношений. «Золото, драгоценности и наряды заменяют ей все». Муж обладает молодостью, отец властью и богатством — большего Лукреция пока не желает. Она только пользуется благами, никого не обижая. Лукреция Борджа 1492 год поднимает семейство Борджа на недосягаемую высоту: сложные интриги и многочисленные подкупы возводят кардинала Родриго на папский престол. Он мечтает о победах, крупных завоеваниях и власти над всей Италией, что побуждает его принять имя Александра VI. Старший его сын Франческо немедленно получает герцогство Гандийское, Цезарь — Валентинуа, а Лукреция… нового мужа. Она, собственно, и не возражает: дочь кардинала могла с грехом пополам быть женою какого-то дона Эст****а, но дочь Папы? Тем более, что у отца появляется еще одна пассия — Джулия Фарнезе, которая не мешает, впрочем, его связи с Лукрецией. Папа освобождает дочь от данного обета и выдает замуж за Джованни Сфорца, представителя могущественного рода миланских герцогов. Происходит своеобразное «политическое» крещение Лукреции, когда ее браки становятся придатком государственной деятельности отца и братьев. Празднества по случаю бракосочетания длятся два дня. В них участвуют известные куртизанки, 11 кардиналов с любовницами, ну и… допущенные члены знаменитых римских семейств. На утро третьего дня Александр сам отводит молодых в опочивальню и исполняет при дочери роль камеристки. Все семейство первосвященника находится здесь же и наблюдает происходящее в постели. Самые сильные проявления страсти отмечаются дружными хвалами и обильным возлиянием. Но медовый месяц Лукреции длится всего неделю. Предпочитая общество Папы и его утонченные пиршества, она почти не покидает ватиканского дворца. Мужа она всячески третирует и наотрез отказывается переезжать в его владения. Более того, она столь живо описывает ему возможную месть ревнивца Цезаря, что Сфорца просто ударяется в бега. Хотела ли Лукреция сохранить ему жизнь или просто по-хорошему избавиться, не знает никто. Но Джованни Сфорца никогда больше не вернулся в семью, где убийства становились обычным явлением. Лукреция Борджа Итак, Лукреции нет еще и 15-ти, она «соломенная вдова», получает от отца громадные средства и живет в собственном дворце на улице дель Пеллегрино. Она быстро обзаводится двором с непременными поэтами, художниками, музыкантами, кучей слуг и однодневных любовников. «Все самое дорогое, самое роскошное было собрано там». А в Риме уже поговаривали, что Папа близок к разорению. Едва ли не большую часть времени она проводит в комнатах святого отца, где помогает ему в управлении церковью. Частенько она вскрывает папские депеши или созывает священную коллегию кардиналов… Восхитительный ребенок!.. После очередного пиршества она приходит развлечься занимательной «игрой»: ролью председателя святой коллегии. В одежде проститутки, полуприкрытая прозрачным муслином, она томно принимает ласки Папы, исподтишка наблюдая за священниками. «Позор! Ужас!» — напишет потом епископ Бурхард. Но сейчас молчит и он, и прячет глаза: не следует дразнить тигрицу, ибо никто не знает, какое наказание придумает она виноватому. В Вечном Городе начинаются пересуды и глухой ропот. Три тысячи гвардейцев, охраняющие стены Ватикана, не в состоянии скрыть его позор. Папа находится в окружении десятков слуг и постоянно интригующих церковных чиновников, а налаженная в городе система передачи слухов моментально разносит любую информацию из его окружения. Лукреция вообще перестает скрывать скандальную связь с отцом и братьями. К чему? Что вообще способно остановить ее? Религия? Да полноте, ее отец и любовник — наместник Бога на земле, умудрившийся благополучно нарушить все 10 заповедей этого Бога. Нравственность? Откуда! С рождения никто не подал ей крошечного примера нравственной жизни. Евангелие оставалось непререкаемым авторитетом, но только не в повседневности. Совесть оказалась лишенной цели. Мысль расходилась со словом, слово с делом, гармония в жизни отсутствовала. Ни один итальянец не возражал против реформы нравов, пробуждения совести. Правда, на словах. Эти чувства и желания не находили себе почвы, а просто тонули в «шуме царившей вокруг вакханалии». Ах да! Есть еще народное мнение. Но итальянцы в то время «были самым несерьезным, самым недисциплинированным народом на свете, их воля была сломлена». К чему вообще обращать на них внимание? Остается только умело и полно брать от жизни все, что она способна предложить, и подчинить время наслаждению. Семейство Борджа так и поступало. Лукреция Борджа Правда, случались и мелкие неприятности. Одно из них произошло накануне нового, 1497 года. Цезарь, собравшийся как-то провести сладкую ночь с сестрой, застал у нее Франческо. «Братья решили не выходить из спальни Лукреции один без другого, когда явился соперник, которому пришлось уступить поле действия — их собственный отец». Отныне девушку пришлось делить на троих, пропорционально власти, деньгам и нахальству. Но у Лукреции были свои планы. Ей надоело бесконечное сластолюбие Папы и жгучая ревность Цезаря. Ее помыслами завладевает весельчак, забияка и мот Франческо. Разыгрывается комедия удаления от мирской суеты в монастыре св. Сик-ста, чтобы без помех наслаждаться любовью. Цезарь через своих шпионов узнает правду. Кроме того, ненависть его подогревается завистью к семейному положению брата, коего отец прочит в преемники. Составляется заговор. Франческо выслеживают, перерезают горло и топят в Тибре. На следующий день Цезарь бежит из города. Александр VI неутешен и отправляет на пытку «многих знатных нотаблей, выбранных наугад», пока не убеждается в виновности сына. А дочь немедленно отправляется из монастыря к отцу. «Тогда, — пишет Бурхард, — он осушил слезы и, запершись в своих покоях, утешался в объятиях Лукреции». Утешилась и Лукреция. Впрочем, этому всячески посодействовал вернувшийся домой и прощенный Папой Цезарь. В знак примирения с отцом он устраивает охоту. Громадную свиту из придворных фаворитов, светских дам, куртизанок, шутов, танцовщиц сопровождает тысячное войско. «Четыре дня они провели в лесах Остии, свободно предаваясь порывам плоти». Заметили, что Лукреция в «любовных играх» сменила за это время два десятка партнеров. А «вернувшись в Рим, они превратили его в притон, в святилище гнусностей, и невозможно перечислить все грабежи, убийства и преступления, совершившиеся при дворе Папы». Политическая необходимость породниться с арагонской династией заставляет Александра VI разорвать брак дочери и бежавшего Сфорца. Немедленно ее выдают замуж за 17-летнего герцога Бисалья, побочного сына короля Альфонса II. Лукреция становится хозяйкой состояния, завидного для любой принцессы крови. Молодого Бисалья отправляют на два года в Неаполь, и жена его, с облегчением вздохнув, продолжает вести очень «свободный образ жизни». Лукреция Борджа Поведение Лукреции в это время доходит до откровенной наглости: она вмешивается в политику, подписывает приказы, раздает церковные награды, наказывает. Она поселяется в роскошных апартаментах Ватикана, собирая вокруг себя развратнейших женщин Рима. Днем ее развлечением становятся бои быков (кстати, любимое зрелище отца), занятия «политикой», охота и разнообразные проделки на улицах города. Особенно славился женский бег взапуски от замка Св. Ангела до площади Св. Петра. Эталон красоты требовал — сила ног женщины должна быть таковой, чтобы она могла ими задушить мужчину. Ну и тренировались, тем более желающих хватало — город насчитывал 7000 проституток всех цветов кожи. Ночь посвящали любви, требовавшей железного здоровья, балам, маскарадам и пирам в присутствии Папы. Эти пиры украшались танцами и играми обнаженных куртизанок, и уж слишком часто заканчивались убийствами. Что делать? Собственные планы Александра и безумные траты любимых чад требовали золота. На праздники приглашались знатные вельможи и богатые священники. Одного или нескольких из них травили как крыс — яд иногда подносила сама Лукреция, — что нисколько не портило веселья остальным. Имущество жертв конфисковывалось. Справедливости ради стоит заметить, что и Цезарь приходил на помощь интересам семейства, особенно в темных переходах Ватикана, ибо в совершенстве владел кинжалом. Но яд был предпочтительнее. Знаменитый яд Борджа. Сотни лет про него слагаются легенды и, вероятно, есть из-за чего. С помощью преданных химиков Александру VI удалось создать целый арсенал чрезвычайно тонких ядов. Использовались даже травы, специально привезенные из Нового Света. Знаменитое вино Борджа, нередко подносимое жертвам Лукрецией, оказывало свое действие лишь спустя время: от месяца до нескольких лет. У человека выпадали зубы, волосы, сходила кожа, а смерть наступала после длительных тяжелых мук. Чтобы замести следы и решить дело быстро, семейка пользовалась излюбленным ядом без цвета и запаха. Случайно видевшие его говорят о мелких кристаллах цвета паросского мрамора. С их помощью Лукреция и избавлялась от надоевших любовников. Специальный ключ, вручаемый ею жертве, имел неприметное острие, натертое ядом. Галантный кавалер слегка царапал им кожу… и через сутки умирал. А любовников, кстати, красавица имела множество: у одного были прелестные ноги, другой был силен, волосы третьего вились как усики душистого горошка, четвертый, пятый… пятидесятый… Они часто не обладали никакими богатствами и потому не опасались любить. Однако, сколько из них преждевременно отправилось к праотцам… Римская молва, может быть и преувеличенная, ведет счет на десятки! И даже когда тайна раскрылась, кто посмел бы обвинить дочь первосвященника? Лукреция Борджа Политические интересы Александра VI вновь требуют развода Лукреции. Способ радикальнейший: ночью 2 января 1500 года четверо замаскированных лиц нападают на герцога Бисалья и наносят пять ударов кинжалом. Но герцог остается жив. А Лукреция приходит в ярость: все к черту, надоело, — этого мужа она намерена сохранить! Целый месяц она стережет и выхаживает больного. Однако неизвестным все же удается задушить герцога в собственной постели. В период вдовства Лукреция рожает мальчика. В одной из булл из моденского архива Александр VI признает отцом ребенка себя, в другой — Цезаря. Как бы там ни было, новорожденный получает «во владение» Сермону. Дальнейшая судьба его почти не известна. А Лукреция в 1501 году снова вступает в брак. И опять из соображений политики. Ей никак не удается любить так, как ей, может быть, хочется. Ее чувства, подчиненные интересу или недолговечной мутной страсти, никак не могут раскрыться. Она вечная куртизанка с холодным разумом и извращенным сердцем. Но и подобные создания когда-то устают от всего виденного и сотворенного. Лукреция устала, очень устала. В ней нарастает непонятный ей самой надлом. А может быть, просто шепот больной совести. В любом случае, после свадьбы, прошедшей «с такой пышностью и развратом, какового не знала даже языческая древность», она со своим мужем покидает Вечный 1ород. Без сожаления и… навсегда. Удалившись от безумств папского двора, она ведет в Ферраре более скромный образ жизни: молва приписывает ей смерть всего шестерых представителей знатных итальянских семей — но, скорее всего, это легенда. Точно известно, что она окружена блестящим двором, все также красива, холодна с мужем и поощряет искусства, особенно художников — последних она с маниакальной настойчивостью побуждает писать картины на религиозные темы. Она очень любит известного, несколько сентиментального поэта Пьетро Бембо, а другой ее поклонник, великий поэт Людовико Ариосто посвящает ей хвалебную октаву в своем «Неистовом Роланде». В 1503 году умирает отравленный собственным ядом Александр VI, через год уходит мать, в 1507-ом убивают Цезаря — она совершенно равнодушно принимает эти известия. В 1519 году, в Ферраре, в возрасте 39 лет Лукреция тихо умирает. … Отпевает ее последний любовник, кардинал, живший при дворе герцога Альфонса д'Эсте. Ее мужа…

Комментарии (4)

RSSсвернуть /развернуть
+
0
Вот такая вот она, Римская церковь!!! щас вообще на мальчиков переключились, а весь мир учат как жить по заповедям!!! Лучше русских попов нет никого! Наши любят женщин, и в трудные моменты истории не прятались за слугами а помогали народу!
avatar

Dimon12ru

  • 25 февраля 2009, 10:47
+
0
блин не дочитал много букв(( щас бы назвли ее ш***ой знающей себе цену!!! ab
avatar

Sfivty

  • 25 февраля 2009, 12:30
+
0
офигеть! а еще нас по законам церкви жить учат…
avatar

sleep

  • 25 февраля 2009, 19:39
+
+1
баба-то страшна…

в смысле поступков…
avatar

Forge

  • 25 февраля 2009, 20:17

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100