Мозг Эйнштейна

Мозг Эйнштейна Нас всегда интересует самое-самое. Кто всех румяней и белее, и сильнее, умнее. Поэтому хорошо объясним интерес ученых к исследованиям мозга великих, талантливых людей. Может быть, в мозге гения удастся найти признаки и причины гениальности. Многие знают, что после смерти Ленина в 1924 году его мозг (несмотря на протесты близких) был предоставлен для исследований ученым, руководил которыми немецкий нейрофизиолог Оскар Фохт.
Для полноценной работы над мозгом Ленина в Москве был создан Институт мозга, где мне посчастливилось побывать несколько лет назад и разговаривать с его директором, академиком РАМН Олегом Сергеевичем Адриановым. Конечно, мне показали мозг Ленина. Несколько поверхностных впечатлений. Удивило в первую очередь, что мозга как такового не существует — он весь нарезан на тончайшие пластинки и таким образом складирован в многочисленных коробках. Поразил и цвет — розовый. Что же касается научной стороны дела, то, по словам Адрианова, у Ленина хорошо развиты лобные части, которые составляют двадцать пять и более процентов от величины поверхности всего мозга. При средних показателях — 23 процента. Развитие лобной области свидетельствует о способности к обобщению и прогнозированию событий в будущем. Рассказал Олег Сергеевич и об изучении мозга других знаменитых людей. Так например, у Маяковского очень хорошо развиты речевые центры мозга, у академика Павлова — так же, как и у Ленина, у академика Ландау мозг сумел практически полностью восстановиться после трагической автомобильной аварии. Мозг наш обладает десятками миллиардов нервных клеток, но он также образован сотнями миллиардов так называемых глиальных клеток, роль которых пока еще мало изучена, но она, несомненно, существенна. Эти клетки имеют значение не только для поддержания опорной функции такой полужидкой системы, какой является мозг (как и арбуз, он содержит 95 процентов влаги), но и, по-видимому, являются источником каких-то влияний на нервные клетки, на нервную систему в целом. Неслучайно, на взгляд ученых, что так называемый глиальный индекс высок у гениальных людей — у Андрея Дмитриевича Сахарова и Альберта Эйнштейна, например. К стыду своему, не знал, что с мозгом Эйнштейна связана практически детективная история. Патологоанатом Томас Харвей после смерти ученого в 1955 году удалил его мозг и пропал с ним вместе. Растворился. В середине семидесятых репортер газеты New Jersey Monthly Стивен Леви нашел Харвея и выяснил, что мозг Эйнштейна по-прежнему у него. После этого ученые постепенно начали работать с мозгом и обнаружили много любопытного. Недавно журнал «New Scientist» опубликовал очень любопытное интервью с Сандрой Вительсон, которая на протяжении последних шести лет занимается изучением мозга Эйнштейна. Приведу в несколько сокращенном виде его текст. New Scientist: Как вы начали изучать мозг Эйнштейна? Сандра Вильсон: В 1995 году Томас Харвей связался со мной и предложил сотрудничать в изучении мозга Эйнштейна. Он был разрезан на 200 частей и хранился в двух стеклянных колбах. Также у Харвея была фотографии, которые он сделал при извлечении мозга после смерти Эйнштейна. New Scientist: Было много разговоров относительно того, что семья Эйнштейна недовольна тем, что Харвей без разрешения распоряжается мозгом Эйнштейна… Сандра Вильсон: Да, семья никому не давала разрешения извлекать, хранить, изучать мозг. На мой взгляд, действительно несколько необычно, что мозг не хранится в Принстоне, где умер Эйнштейн. Необычно и то, что сам Харвей не ученый, а просто патологоанатом. Может быть, поэтому он и начал сотрудничество со мной — в моем распоряжении огромная коллекция образцов мозга самых различных людей. New Scientist: С чего вы начали вашу работу над мозгом Эйнштейна? Сандра Вильсон: Сначала мы провели взвешивание, измерение объема, выяснили размеры различных регионов мозга. Ведь, как это ни парадоксально, никто никогда еще не делал таких простых измерений. Уже тогда стало ясно, что мозг Эйнштейна вполне обычный, правда, велика так называемая Sylvian fissure — борозда, разделяющая височную и теменную доли. New Scientist: Она необычна или уникальна? Сандра Вильсон: Уникальна, в том смысле, что мы никогда не встречали нечего похожего у других людей. У Эйнштейна борозда настолько велика, что это привело к изменению размеров и месторасположения других участков мозга. Для сравнения — это подобно тому, если бы у человека брови располагались не над глазами, а под ними. New Scientist: Как могут эти особенности мозга объяснить его способности? Сандра Вильсон: Большой участок мозга Эйнштейна является тем самым участком, который «ответственен» за визуализацию данных, трехмерное восприятие, математическую интуицию. Так что можно сказать, что мозг Эйнштейна вполне соответствует уникальным способностям Эйнштейна. New Scientist: Борозда, о которой вы упомянули, присутствует у детей с самого рождения. Можно ли, исследовав мозг ребенка, сказать что-нибудь о его математических способностях? Сандра Вильсон: Если мы увидим похожие черты в ребенке, то безусловно можем сказать о его поразительных способностях в будущем. Проблема, однако, заключается в том, что у многих людей, талантливых в математике, нет таких черт, как у Эйнштейна. Может быть, в этих случаях играют решающую роль другие факторы. Пока нам неясно, насколько анатомия мозга может определять способности человека, насколько она может «конкурировать» с влиянием среды развития этого индивидуума. New Scientist: А с чьими образцами мозга вы сравнивали мозг Эйнштейна? Сандра Вильсон: Мы имели образцы мозга от 150 человек, которые умерли от самых различных болезней, но не связанных с мозгом. Изучались их математические, визуальные способности. Причем изучались, пока они были живы. Всего тестирование каждого смертельно больного человека продолжалось около тридцати часов. Работаем мы с мозгом вполне здоровых людей, анализируя, как различные участки мозга реагируют на различные внешние раздражения. Прерву на этом интервью журнала New Scientistс с Сандрой Вительсон и попробую рассказать еще о нескольких работах по изучению мозга Эйнштейна и проблемах, с ними связанных. Первая научная работа, посвященная изучению мозга Эйнштейна, была опубликована в 1985 году в журнале «Экспериментальная нейрология». Четыре ее автора — Мариан Даймонд, Амолд Сшейбель, Грин Мерфи и уже известный Томас Харвей — выяснили количество нейронов и глиальных клеток в четырех областях мозга Эйнштейна. Авторы подтвердили, что количество глиальных клеток у Эйнштейна превышает средний уровень, и объяснили это факт потребностью клеток мозга в гораздо большем количестве энергии. Но существуют и проблемы… Например, ученые использовали для сравнения образцы мозга людей, которые в среднем на 12 лет моложе Эйнштейна в день его смерти. К тому же были исследованы слишком маленькие участки, чтобы делать такие общие выводы. Вторая научная работа была опубликована в 1996 году. Согласно ей, мозг Эйнштейна весит один килограмм двести тридцать граммов, что меньше, чем средний вес мозга человека в этом возрасте — один килограмм четыреста грамм. В этой же работе был сделан вывод, что в коре головного мозга Эйнштейна плотность нейронов намного больше средних значений. То есть в одном объеме «упаковано» большее количество нейронов. И наконец, последняя статья в журнале «The Lancet» в июне 1999 года. В ней мозг Эйнштейна сравнивался с образцами мозга людей, средний возраст которых был пятьдесят семь лет. Были выделены участки мозга ученого, имеющие большие размеры и отвечающие за способности к математике. А также выяснилось, что мозг Эйнштейна на 15 процентов шире, чем в среднем. Надо вам признаться, что до сих пор в биологии, на мой взгляд, самая интересная, самая перспективная и самая неизученная область — это исследование мозга. Несмотря на многочисленные работы и эксперименты, мы до сих пор имеем дело с «черным ящиком». Мы самыми различными путями воздействуем на мозг и видим его реакцию. То есть при решении математической задачки активируется такая-то область мозга, такие-то ритмы. Но почему это происходит — остается для нас загадкой. Поэтому и непонятно, как работает мозг и почему те или иные анатомические способности в одном случае могут привести к гениальности, а в другом — совсем нет. Ясно пока одно — как написал когда-то Станислав Лец: «Наверное, это очень трудно выдумать все из головы, — мило спросила она меня. Трудно, — ответил я, — но думаю, что из ноги было бы еще трудней».
  • +8
  • 13 июня 2009, 00:20
  • Magus

Комментарии (4)

RSSсвернуть /развернуть
+
+1
позновательно. интересно.
avatar

Anastasiya

  • 13 июня 2009, 01:01
+
0
Блин нельзя было 1 слово написать я б хоть одно взял а она оба загребла bm
кароч интересно
avatar

lobic

  • 13 июня 2009, 09:05
+
0
Я так и не дочитал но поверю вам на слово))))))
avatar

GhosteR

  • 13 июня 2009, 10:53
+
0
слишком много букаф, вердикт — ниасилил
avatar

Zerg

  • 14 июня 2009, 04:26

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100