Крысы тоже могли бы играть в казино, считают ученые.

Крысы тоже могли бы играть в казино, считают ученые.
Крысы в состоянии оценивать вероятность успеха — к такому выводу пришли ученые при помощи программы тестов, созданных для понимания природы азарта. В статье, которую публикует журнал Neuropsychopharmacology, исследователи из Великобритании и Канады описывают, как в ходе экспериментов грызуны разрабатывали особую «стратегию» получения максимально возможного количества наград, игнорируя более привлекательные призы — в тех случаях, когда попытка их заполучить сопровождалась высоким риском. Процесс принятия грызунами этих решений дал ученым возможность взглянуть на проблемы нейропсихиатрии с точки зрения поведенческих моделей животных. Четыре отверстия Эксперименты продолжались по 30 минут каждый. Крыс ставили перед выбором: четыре отверстия, в каждое из которых животное могло сунуть нос — и получить порцию сахарных шариков. При этом в одних отверстиях порции были небольшими, зато выдавались мгновенно, а в других шариков было больше, но высыпались они с задержкой. И чем больше размер награды, тем более продолжительным был период ожидания. Крысы быстро поняли, что происходит, и выработали оптимальный подход: они выбирали те отверстия, в которых сахар выдавался понемногу, но — сразу. В результате за полчаса грызуны успевали сунуть нос в такие дыры столько раз, что с лихвой компенсировали «упущенную выгоду», которой добились бы, если бы обратились к более «продуктивным» отверстиям. Оценка шансов Один из авторов статьи, профессор Тревор Роббинс из Кембриджского университета, поясняет: в основу исследования был положен клинический эксперимент, известный как тест на зависимость от азартных игр, который обычно называют по имени американского штата Айова, где он впервые был опробован. «Это игра, призванная оценить процесс принятия решений пациентами, которые перенесли травму фронтальных долей головного мозга, — говорит ученый. — Такой тип травмы необычен: он практически никак не сказывается на способности к размышлению, просто пациент становится чрезвычайно импульсивным, начинает принимать опасные решения, которые способны самым серьезным образом изменить его жизнь». Участнику «теста из Айовы» предлагается выбирать карты из четырех колод. Каждая из карт, которые они вытягивают, определяет, теряют они деньги или, наоборот, получают. Цель игры — скопить в итоге как можно больше денег. Крысы тоже могли бы играть в казино, считают ученые. Некоторые колоды предполагают небольшие заработки и небольшие потери. Вытягивая карты из них, игрок со временем накапливает деньги. Есть при этом и «плохие колоды»: в них большие награды, но и риски куда выше — и со временем играющий деньги теряет. Как и в случае с крысой, ищущей сахарные шарики, если игрок берет на вооружение оптимальную стратегию, он в конечном итоге окажется в выигрыше. «Однако пациенты с поврежденными фронтальными долями не в состоянии учиться на своих ошибках, — говорит профессор Роббинс. — И продолжают рисковать, выбирая „плохие“ колоды». Мимикрия поведения Кембриджские исследователи пошли дальше: они решили понять, сказывается ли на поведении крыс принятие наркотика, воздействующего на содержание в организме двух нейромедиаторов, допамина и серотонина. Это вещества, содержащиеся в мозге, которым, как считают специалисты, принадлежит особая роль в определении того, насколько азартен человек. Крысам давали препарат, сокращающий количество серотонина в мозге. Таким образом снижалась их способность к принятию верных решений и, в конечном итоге, к адекватной оценке шанса на успех. «Мы не только увидели, что наши крысы „играют“ с азартом, но и имели возможность модулировать их поведение», — говорит коллега профессора Роббинса доктор Катарина Уинстэнли из университета Британской Колумбии. — Это совпадает с теми данными, которые мы получаем от патологических игроков, у которых зафиксирован пониженный уровень серотонина в мозге". «Кроме того, мы поняли, что можем сделать наших крыс не просто игроками, но — успешными игроками, давая им препарат, который снижает эффект другого нейромадиатора, допамина», — добавляет доктор Уинстэнли. Результаты экспериментов с крысами, отмечает она, практически полностью совпадают с клиническими наблюдениями за людьми: «Замечено, что лечение болезни Паркинсона [состоящее в увеличении допамина с тем, чтобы помочь пациенту передвигаться] способствует развитию паталогического страсти к игре. И мы надеемся, что все это подстегнет интерес к изучению феномена азарта». Марк Потенца, психиатр Йельского университета, специализирующийся на пристрастиях и, в частности, на страсти к азарту, называет исследование коллег «значительным шагом» на пути, который со временем может привести к появлению новых методик лечения нездорового пристрастия к игре. «Это [исследование] полностью применимо и к людской модели поведения, — отмечает профессор Потенца. — Сегодня не существует подтвержденных методов лечения патологической страсти к игре или других расстройств, связанных с импульсивным поведением. Иметь на руках хорошую модель поведения животных — очень важно в развитии таких методик».
  • +8
  • 19 июня 2009, 09:59
  • Fluffy

Комментарии (1)

RSSсвернуть /развернуть
+
+2
всехпассажировза однуминутуне высалишькак говорится
avatar

bydola

  • 19 июня 2009, 11:17

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100