Якудза, как они есть

«Якудза всегда остается тайной слугой политики. Потому что она останется жить при любом правителе.» © Ямагата Аримото, премьер министр Японии. Конец XIX века Деловые люди. На них дорогие костюмы от ведущих дизайнеров, швейцарские часы украшают запястье. В кармане ключи от очередного автомобильного шедевра. Все знают — якудзе принадлежит самое лучшее. Иностранцы часто называют якудза японской мафией, имея в виду несомненную схожесть с сицилийской Коза Ностра. Та же иерархия, то же подчинение, те же примеры, только с неповторимым японским акцентом. Якудза, как они есть
История якудза началась с гремучего коктейля, смешанного на основе трех полукриминальных направлений: мати-йокко (городская стража), бакуто (профессиональные карточные игроки) и текия (коробейники). Якудза, как они есть Принято считать что якудза это благородные разбойники, которые чтят самурайский кодекс и переводят через дорогу немощных старушек. Возможно причина тому — фильмы Такеши Китано, в которых культовый режиссер, проведший все свое детство среди темного братства, придает членам мафиозного клана черты романтически бесстрашных рыцарей, трагических героев. Внешне это вроде бы так и обстоит. Вполне легальные штаб квартиры в центре города в близи которых вполне безопасно. Щедрые пожертвования в различные благотворительные фонды и просто нуждающимся людям. Служение не за страх, а за совесть. Первостепенность чести и традиционных японских ценностей. Ну чем не романтики с большой дороги? Термин якудза пришел из японской карточной игры ойче-кабу и означает «никчемный, неудачный». Худшее сочетание карт в этой игре: восьмерка, девятка и тройка, что по-старояпонски звучит как я, ку, са. Игрок имеющий на руках такую взятку (наихудшую из всех возможных), должен был обладать самым большим умением, что бы преодолеть свое невезение и выиграть. Хотя романтика и бизнес сочетаются плохо. А якудза — это бизнес, как и любой другой, имеющий цель получить максимальную прибыль. Бизнес формально незаконный, но гангстеры знают множество способов легализоваться. То чем занимаются якудза — дело серьезное, причем настолько, что с ними вынуждено считаться государство. Право каждого члена якудза на тот или иной сектор легальной или криминальной экономики закреплено исторически территориально. Хотя, чутко держа нос поветру, мафиози никогда не занимаются только одним направлением предпринимательства. Упал спрос на спортивную одежду — переключаются на высокоточную электронику, не покупают ее — ловят и перепродают дальневосточного краба, прогнали русские пограничники — строят гостиничные комплексы. Жесткая хватка организованной преступности ощущается во всех сферах жизни. В настоящее время в преступном мире Японии образовались гигантские преступные синдикаты. Самым крупным из них являются Ямогути-гуми с годовым доходом 102 миллиарда иен(955 млн. долларов), Сусеми-рэнгокай — 61 миллиард иен(571 мин. долларов) и Инагава-кай — 44 миллиарда иен(412 млн. долларов) эмблема группировки Ямогути-гуми Якудза, как они есть эмблема группировки Сусеми-рэнгокай Якудза, как они есть эмблема группировки Инагава-кай Якудза, как они есть Торговля оружием, наркотиками и людьми, шоу-бизнес, проституция, порнография, игорный бизнес, профессиональный спорт, рэкет, видео- и аудиопиратство, подделка ценных бумаг, ростовщичество, выбивание долгов и банальное «крышевание» — все под бдительным приглядом японских «братков». Почти каждый предприниматель средней руки так или иначе сталкивался с господами в черном, контролирующими территорию, на которой он трудился. А о шантаже топ менеджеров, меняющем коммерческие планы огромных корпораций, и говорить нечего, это стало солидным источником доходов для якудза на ровне с весьма специфической деятельностью по спекуляции на курсе акций и срыву собраний акционеров. В 70 годы прошлого века японское правительство приняло закон об обложении налогом доходов гангстеров, включая такую его разновидность, как сокайя — рэкет по-японски. Сокая по сути является специализированной формой защиты от рэкета. Якудза не третируют малый бизнес, предпочитая запугивать акционеров крупных корпораций. Якудза все больше интересуют инвестиции, а лакомые куски в сфере финансов и операций с недвижимостью уже давно в их татуированных руках. Но идеальным поприщем для японской мафии стала арена политической борьбы. Вот где в ход пущено тяжелое оружие, столь любимое криминальными авторитетами: шантаж, обман, подкуп, заказные убийства — направленное, в конечном счете, на активное лоббирование своих интересов. Среди мафиозных группировок мира якудза стоят особняком, и не только по размаху деятельности, но и по возрасту, и тому положению, которое занимают в обществе. Триста с лишним лет история якудза неотделима от истории самой Японии. Среднестатистический японский обыватель наверняка охарактеризует местных мафиози как необходимое организованное зло, служащее серьезной сдерживающей силой злу неорганизованному, а потому более страшному. Многие считают, как это ни парадоксально, что именно благодаря активной деятельности бандитских кланов Япония продолжает оставаться одной из самых безопасных стран в мире. Да и само служение якудза вовсе не рассматривается как преступная деятельность, а скорее как вид предпринимательства, пусть и дурнопахнущий. Политические взгляды добавляют якудза популярности. Представители традиционных банд относят себя к воинственно настроенным ультраправым, ратующим за возрождение самурайских традиций и возвращение Японии статуса крупнейшей военной державы. Государство до определенного момента смотрела на проделки национального «достояния». 60-е годы XX столетия. В Японию с официальным визитом прибывает представитель белого дома. Представители правящей партии обращаются к якудзе с просьбой пресеч демонстрации протеста, организованные компартией. Для обеспечения порядка якудза выделяет десять тысяч боевиков, которые встали живым щитом на пути манифестантов и не позволили им сорвать визит. Якудза, как они есть Отчасти это происходило по тому, что правительство никогда не гнушалось пользоваться услугами в деле наведения порядка в стране, отчасти из-за того, что добрая половина политиков добилась постов с помощью значительных финансовых «пожертвований» крупнейших кланов, пытающихся контролировать исход выборов с расчетом «ты мне — я тебе». Неудивительно, что верхушка якудзы стала неотъемлемой частью японского истэблишмента. Сама якудза и не пыталась ссориться с властью, время от времени сдавая пару-тройку бойцов в руки полиции, которая закрывала глаза на проступки мафии. Якудза никогда не приобрела бы такого колоссального влияния если бы не жесточайшая дисциплина и многоступенчатый уклад «семейной» жизни. Во главе синдиката (составляющего порой десятитысячную армию) стоит оябун (босс) или кумитё (старший начальник), ниже располагается сайко комон (старший консультант), со-хонбутё (начальник штаба), второй заместитель, помощник шефа. У каждого из них в подчинении определенное количество банд. Если босс погибает его место занимает один из заместителей. Далее в начальственном списке следуют советники, консультанты секретари, бухгалтеры. Каждую отдельную банду составляют «младшие братья», «юнцы» и простые якудза. В каждом подразделении входят от 20 до 200 человек. Каждый новый «сын» считается принятым в семью после распития традиционной чашечки сакэ с главой клана. Молодые бойцы обязаны работать только на благо клана, не жалея сил. Женщины в якудза не принимаются, им не доверяют, однако жен кумитё уважают безмерно и называют о-нии-сан (старшие сестры). В августе 1960 года когда закончилась так называемая «осакская война» за сферы влияния, в гостиницу, где остановились победители, прибыли и признали свое поражение проигравшие. Они упали на колени, расстелили перед собой платки, после чекго каждый отсек себе ножом мизинец на левой руке. Не издав не стона, завернули свои пальцы в платки и, кланяясь, передали их победителям. Пожертвовав пальцы, они соблюли средневековый кодекс самурайской чести, а заодно и сохранили головы: победители простили побежденных. Внутренняя жизнь якудзы жестко регулируется разного рода кодексами, обеспечивающими крепкую связь между каждым членом группы и бесприкословное подчинение «отцу»-оябуну. Самое главное — сохранить честь. Якудза должен с достоинством переносить тюремное заключение, голод, боль. Обвиненный в совершении преступления, он обязан принять на себя единоличную ответственность за содеянное, выводя из под удара оябуна. Когда гангстер попадает в тюрьму, весь клан поддерживает его, помогает выйти на свободу. Члены группировки обязаны общаться на специальном сленге, не заниматься деятельностью, не связанной с интересами клана, не посягать на женщин, принадлежащих другим членам «семьи». Якудза, как они есть Юбицумэ (yubitsume), (отрезание фаланги мизинца с помощью ножа-танто и молотка) известен в преступной среде с давних пор. Согласно этой традиции после первого проступка нарушитель отрезает кончик мизинца с левой руки и вручает отрезанную часть своему боссу. Иногда босс клана может выполнить этот ритуал и передать отрезанную часть пальца оябуну, когда, к примеру, хочет сберечь одного из членов своего клана от дальнейшей расправы. Происхождение этого обычая сводится к японской манере держать меч. Три нижних пальца каждой руки используются для того, чтобы крепко держать меч, при этом указательный и большой пальцы слегка расслаблены. Удаление фаланг пальцев, начиная с мизинца, постепенно ослабляет хватку на рукояти меча и идея наказания, таким образом, заключается в том, что человек со слабой хваткой способен только на оборону. Якудза, как они есть Поддерживающие свою самурайскую репутацию, якудза до сего дня практикуют ритуальное отрубание пальцев. Каждая фаланга — это искупление ошибки, потери «лица» или расплата за прегрешение вместо старшего товарища. За просчет в особо крупном размере член якудза должен совершить харакири. Отрубленные пальцы в японском обществе прочно ассоциируются с мафией. Дело доходит до того, что четырехпалым героям из американских мультфильмов дорисовывается один палец, что бы избежать негативных ассоциаций. Якудза, как они есть Якудза, как они есть Наряду с отсутствующей фалангой пальца еще одним отличительным знаком якудза издавна считалась обширная цветная татуировка ирэдзуми. Нанесение этой татуировки считается ритуалом присоединения к «семье». Ирэдзуми до сих пор часто накалываются вручную, когда краска вводится под кожу с помощью бамбуковых или стальных игл. Такая процедура мало того, что болезненна и весьма ощутимо бьёт по карману, она ещё и может занять не один год для воспроизведения всего рисунка. В Японии существуют более двух тысяч преступных группировок, продолжающих делить сферы влияния. Драться есть за что, по некоторым, весьма поверхностным оценкам, ежегодных доход якудзы составляет более триллиона ен! Вот уже не один десяток лет Япония переживает перманентный экономический спад. Вместе со своей страной последствия кризиса ощутила на себе и якудза. Но теряться не стала, тут же найдя применение своему бойцовому характеру. Гангстеров стали нанимать банкиры и крупные строительные фирмы, а с другой стороны их «проигравшие» партнеры. Однако наиболее прогрессивные политические деятели напрямую связывают трудности, возникшие перед страной, с некорректной экономической деятельностью якудза. На самом деле японская мафия ненамеренно подрубила сук, на котором сидит, или — это стечение обстоятельств, непонятно. Но с уверенностью можно сказать, что после принятия правительством в 1992 году знаменитого «Акта о предотвращении незаконных действий членов преступных группировок», юридически определившего понятия борёкудан (преступной организации), ранее отсутствовавшего в законодательстве и направленного на борьбу с якудза, устойчивое положение японских бандитов заметно пошатнулось. Закон 1992 вызвал бурю протестов со стороны мафии. Жены и дочери известных якудза даже провели демонстрацию в центре Токио. Якудза, как они есть Политики все чаще говорят о том непоправимом ущербе, который якудза наносят международному престижу Японии. Все чаще людей с татуировками сторонятся окружающие. Их отпускают на вольные хлеба собственные криминальные семьи. Им приходится «наращивать» себе недостающие пальцы, что бы просто жениться или устроиться на престижную работу. Их даже в общественные бани больше не пускают, дабы не смущали обывателей росписями на теле. Мария Ниино, владелица токийской клиники «Hello Tomorrow Japan» за сумму аналогичную 4500 евро, изготавливает силиконовые пальцы для тех якудза, которые хотят полностью порвать с прошлым. Искусственные пальцы полностью неотличимы от настоящих, имеют ногти и естественный цвет кожи. Однако Японцы не стремятся расставаться с Якудза. Может быть, они просто боятся потерять нечто, пусть отрицательное, но с такой отчетливостью делающее их непохожими на всех, настоящими японцами!

Комментарии (6)

RSSсвернуть /развернуть
+
+2
Познавательно, спасибо! А почему 2 верхние эмблемы одинаковые?
avatar

Valkiria

  • 10 марта 2010, 11:29
+
0
\n вот вот.\n\nи первоисточник возможно не верный? домен на продаже
avatar

LEOpold

  • 10 марта 2010, 13:37
+
+1
))я тоже про эти эмблемы хотела спросить
avatar

umka

  • 10 марта 2010, 13:41
+
0
и первоисточник возможно не верный? домен на продаже
\nякудза наверно и продаёт хд) иди покупай быстрее… иначе…
avatar

M4

  • 10 марта 2010, 21:17
+
0
иначе палец отрубят \n
avatar

ja91

  • 11 марта 2010, 03:09
+
+1
\n интересная статейка
avatar

Franky-Wilde

  • 11 марта 2010, 18:28

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100