Притчи про уныние и награду

как говорится история цикличная и то что было модно в рунете лет так 4 назад вновь набирает обороты?)) или кто то только открыл для себя эту чудесную вещь?) неважно, раз уж пошла мода на притчи выложу свои любимые. из тех что помню конечно) Награда Притчи про уныние и награду - Король сказал, что двери его сокровищницы открыты передо мной! – буркнул рыцарь. - Они и открыты, — миролюбиво откликнулся кладовщик. – Прямо перед твоим носом.
— Тогда дай мне войти. Кладовщик не сошел с порога. Рыцарь нахмурился: - Ты не выполнишь приказ короля? Кладовщик покачал головой: - Если ты войдешь, двери сокровищницы будут открыты не перед, а за тобой. Вот это – уже серьезное нарушение приказа. - Для чего мне распахнутые двери, если я не могу пройти внутрь? – вспылил рыцарь. - Понятия не имею. Строить догадки о королевских намерениях не в моих привычках. - Король хотел, чтобы я сам выбрал себе в сокровищнице награду! - Он именно так и сказал? - Нет, — признался рыцарь. – Он произнес: «В награду за то, что ты поразил дракона, двери моей сокровищницы открыты перед тобой!» - Угу, — кивнул кладовщик. – Я так и думал. Рыцарь взялся за меч. - Я при исполнении, — напомнил кладовщик. – Не советую. Насупившись, рыцарь произнес: - Ладно. Я скоро вернусь. Он развернулся и зашагал прочь. - Как только ты появишься тут, двери тотчас же перед тобой откроются! – заверил кладовщик рыцарскую спину и сомкнул створки. Через полчаса у входа в сокровищницу загрохотала железная перчатка. Кладовщик выглянул: - Быстро ты. - Пропускай! – бросил ему рыцарь брюзгливо. Кладовщик поднял брови: - Король сказал еще что-нибудь? - Нет, — ответил рыцарь. – Он не сказал. Король написал. Рыцарь протянул кладовщику свиток, тот развернул его и медленно, по складам, прочел: «Подателю сего, рыцарю, поразившему дракона, разрешено войти в королевскую сокровищницу и взять там то, что рыцарь сочтет достойной для себя наградой». - А потом ты положишь то, что взял, на место? – поинтересовался кладовщик. - Читай дальше, — скомандовал рыцарь. Кладовщик отмотал от свитка еще немного и продолжил: «Взятое рыцарь волен вынести из сокровищницы и использовать по своему разумению, для своего блага и без всяких ограничений. Подпись – Король». - Какой король имеется в виду? – уточнил кладовщик. Рыцарь ткнул в самый конец свитка – там стояла приписка: «Нашего королевства». Под текстом красовались три печати – чернильная, из воска и из красного сургуча. - Все верно, — с сожалением согласился кладовщик. – Что ж, выбирай. Рыцарь ступил через порог, повел носом и прошелся вдоль полок. - Я возьму это, — сказал он, ткнув пальцем в ближайшую драгоценность. - Ты уверен? – кладовщик всем своим видом советовал рыцарю отказаться от замысла. - Абсолютно. Кладовщик что-то нацарапал на бумажном листе. - И еще это, — рыцарь, надувая щеки и натужно краснея, снял с верхней полки огромный ларец. Кладовщик сокрушенно добавил каракулей. - Какая нужда записывать? – с подозрением спросил рыцарь. - Для порядка. - Король увидит список? - Не исключено. Если его величество вдруг пожелает узнать, какую награду ты выбрал, я буду готов к отчету. - Ладно, пусть будет так, — рыцарь потер ладони. – Тогда еще это, и это, и вон то. - Не многовато ли? – со значением в голосе заметил кладовщик. - В самый раз. Тем более, что я не закончил. - Думаю, будет лучше, если я сейчас же сообщу королю, что тут делается, — тоскливо вздохнул кладовщик. Рыцарь небрежно вынул из-за пазухи клочок пергамента и предъявил его кладовщику. На пергаменте значилось: «Рыцарю – не мешать!» Внизу, как положено, вилась подпись «Король. Нашего королевства.», и виднелись три печати. Пыхтя, рыцарь выволок из угла туго набитый объемистый мешок. - Ми-шок, — произнес вслух кладовщик, ожесточенно карябая пером, и добавил: — Сколько добра уходит! - У кого уходит, а кому добавляется, — процедил рыцарь, шатаясь под тяжестью толстенного рулона. - Зачем тебе ковер? – возмутился кладовщик. - В дополнение к гобеленам! – отрезал рыцарь и полез за гобеленами. Кладовщик перевернул свой листок на другую сторону. - А это что? – полюбопытствовал рыцарь, разглядывая массивную кованую конструкцию непонятного назначения. - Не знаю, — пожал плечами кладовщик. – Раз находится здесь, наверное, что-то ценное. - Беру, — решил рыцарь. Кладовщик вывел в реестре: «Жулезяка тижолая – 1 шту.», — и шмыгнул носом. - Ну, теперь вон тот сундук, два ящика и короб со шкатулками. Пожалуй, все, — рыцарь вытер пот со лба. – Ах, да! Еще тележку! Кладовщик встрепенулся: - В приказе было написано «вынести». Все, что не сможешь унести, останется здесь! Рыцарь пошарил за пазухой. На очередном куске пергамента имелось короткое разрешение «Пусть вывозит!», заверенное королевской подписью и тремя печатями. Взвалив на тележку свою награду и перевязав ее веревками, чтобы куча не рассыпалась, рыцарь попробовал сдвинуть тележку с места. У него ничего не вышло. - Помогай! – пропыхтел он утомленно. - И не подумаю! – мотнул головой кладовщик. – Об этом речи не было. Рыцарь полез за пазуху. Кладовщик вздохнул и налег на тележку. Колеса страдальчески скрипнули. Они с трудом выпихнули поклажу через двери. - Дальше на меня не рассчитывай! – злорадно заявил кладовщик. – Мое место в сокровищнице! - А ты мне больше и не нужен. Рыцарь свистнул. Пол и стены затряслись, и в галерею ступил дракон. - Тащи! – крикнул рыцарь и бросил дракону конец каната, привязанного к тележке. - Ну, ты даешь! – хмыкнул дракон, обозрев гору ценностей. Кладовщик раскрыл рот и сполз спиной по стенке. - Представляешь? – дракон подмигнул кладовщику и кивнул на рыцаря. – Этот прохиндей собрал уже четырех принцесс! Каре! Рыцарь пожал плечами. - Ты же утверждал, что поразил дракона! – в отчаянии крикнул ему кладовщик. - Конечно, поразил! – подтвердил дракон, впрягаясь в тележку. – Этот рыцарь и теперь продолжает меня поражать. Инструменты дьявола Притчи про уныние и награду Много лет назад Дьявол решил продать все инструменты своего ремесла. Он аккуратно выставил их в стеклянной витрине на всеобщее обозрение. Что это была за коллекция! Здесь был блестящий кинжал Зависти, а рядом с ним красовался молот Гнева. На другой полке лежали лук Жадности и Желания, а рядом с ним живописно разместились отравленные стрелы Вожделения и Ревности. Еще там были орудия Страха, Гордыни и Ненависти. И все они были прекрасно представлены и снабжены ярлыками с названием и ценой. А на самой красивой полке, отдельно ото всех остальных инструментов, лежал маленький, неказистый и довольно потрепанный на вид деревянный клинышек, на котором висел ярлык «Уныние». На удивление, цена этого инструмента была выше, чем всех остальных вместе взятых. Один прохожий спросил Дьявола, почему он так дорого ценит этот странный клинышек, и он ответил: — Я действительно ценю его выше всех, потому что это единственный инструмент в моем арсенале, на который я могу положиться, если все остальные окажутся бессильными. И он с нежностью погладил деревянный клинышек. — Если мне удается вбить этот клинышек в голову человека, — продолжал Дьявол, — он открывает двери и для всех остальных инструментов. Он улыбнулся и добавил: — Нет ничего смертоноснее уныния.

Комментарии (5)

RSSсвернуть /развернуть
+
0
прикольно!
avatar

-GordoN-

  • 20 июля 2010, 18:12
+
+2
Вторая притча, действительно очень жизненно!
avatar

Sofia

  • 20 июля 2010, 19:51
+
0
здорово bf
avatar

Fatic

  • 21 июля 2010, 12:51
+
0
Уныние
Владимир Шебзухов

по Евгению Санину (монах Варнава)

Сья притча очень-очень
Уныния полна…
Наводит с первых строчек
Одну тоску она.

А, коль с Тоской едино,
С утра, в преддверьи дня,
Уж слышим от Унынья –
«Нет денег у меня!»

И, как тут не поверить —
Есть повод унывать!
Какой-то шум за дверью…
Спешит скорей узнать.

Там Щедрость подложила
Почтовый перевод.
В том переводе было
Рублями аж пятьсот.

Но радостно не очень
Унынию опять.
«Мне в очереди общей
Придётся постоять!»

На почту всё ж сходило
За денежкой своей.
И вправду получила
Свои пятьсот рублей.

Теперь их тратить надо.
Глядишь, опять тоска.
Потратив, вновь досаду
Найдёт наверняка.

Тех денег не осталось.
Всё выпито до дна…
Одна от притчи радость,
Что кончилась она!
avatar

zakko2009

  • 18 апреля 2016, 13:17
+
0
Притча об унынии
Владимир Шебзухов

«Весёлость — не грех,
она усталость отгоняет,
а от усталости уныние бывает — и хуже его нет.»

Преп.Серафим Саровский

Любил инструменты свои Сатана.
(И любит-лелеет, поди, до сих пор…)
Коллекция эта, хоть, радует взор,
Хотелось, чтоб многим служила она.

Сложил аккуратно в стеклянной витрине.
На грех и порок, свой повесил ярлык.
Здесь был Молот Гнева, Довольство Гордыни,
Живущий поныне, Похабный Язык…

И Жадность, и Зависть, и Ненависть вкупе…
Для каждой подушечку Дьявол нашёл.
Чтоб блеском его сатанинских орудий
Мог всяк любоваться, кто в Ад вдруг пришёл.

Все цены, почти, одинаковы были.
(Готов был и даром отдать Сатана)
Но, коли, гордился потрёпанным клином,
Была, не случайно высока цена.

Пускай и невзрачно название клина,
Хозяину служит, что права рука.
Что, в «тихом болоте» — зовётся… Уныньем.
И Дьяволу с ним не расстаться никак.

Однако, Нечистого всё же спросили,
Почто он так ценит невзрачный предмет.
«Не все инструменты надёжными были,
Как это Унынье!» – звучало в ответ — Устал с инструментами всеми кумекать…
Уныние стало надёжным теперь.
Как только вобьёшь этот клин в человека,
Для всех инструментов откроется дверь!»
avatar

zakko2009

  • 18 апреля 2016, 13:18

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100