Красивые истории

Грустно, но очень понравилось…

— Алло. Привет, это я.

— Привет.

— Как дела?

— Нормально, спасибо. А у тебя?

— Тоже ничего. Чего не спишь так поздно?

— Не знаю, не спится. Ночь сегодня такая тёмная-претёмная. Какая-то глубокая…

— Луну видишь? Она сегодня тоже какая-то необычная. Большая такая и почему-то очень жёлтая.

— Вижу. Здорово. Мы с тобой видим одну луну. Господи! Как же я тебя люблю!

— Нет, нет, не говори этого, подожди, впереди ещё такая большая жизнь, ты ещё тысячу раз скажешь мне это.

— Тысячу?

— Нет, две, три, десять, миллион… Много миллионов раз я буду слышать, как ты говоришь мне это…

— Господи. Какая же сумасшедшая луна. Давай загадаем желание!

— Смешная. Желание загадывают, когда звёзды падают или когда монетку в реку кидают, но когда смотрят на луну, не загадывают желание…

— Всё равно. Давай. Я очень хочу. Очень-очень. И прямо сейчас.

— Давай. Я уже загадал.

— И что же?

— Говорить нельзя — не сбудется!

— Нет, про «лунные» желания говорить можно!

— Ладно. Я загадал, чтобы через много-много лет, когда мы закончим институт и нас отправят с наших работ на законные пенсии, чтобы когда-нибудь тогда мы проснулись с тобой такой же тёмной ночью и увидели такую же большую жёлтую луну. И если так будет, то будет жива наша любовь, навсегда, и даже тогда, когда мы, совсем старенькими тихо помрём в своих уютных кроватках.

— Милый, нежный, единственный. Мне кажется, что я сейчас разорвусь. То, что ты говоришь, — это так прекрасно. Я очень, очень, очень люблю тебя.

— Господи… Какая же всё-таки луна… Никогда её такой не видел… Знаешь… Я тут подумал… Я, наверно, буду любить тебя всегда… Всю жизнь… Всю…

— И я… буду любить тебя всегда. До самого конца, до самой смерти… буду любить тебя…
— Алло. Добрый день. Простите, а могу я поговорить с Настей?

— Да, я слушаю вас.

— Настя, это ты?

— Да, это я. Простите, а с кем я говорю?

— Настя, это Александр+ Саша.

— Саша? Ка… Саша… Это ты?

— Да это я, Настя.

— Здравствуй, Саша. Не может быть+

— Как ты живёшь, Настя?

— Я… я… Господи! Смешной ты человек. Звонишь спустя двадцать лет и так вот абсолютно спокойно спрашиваешь, как я живу+ Я, поверь, не знаю, что тебе сказать… Ну… живу, живу… Кручусь, верчусь, помаленьку+ А ты, ты — что, где…

— Всё так же, как и у тебя, Настя. Тоже кручусь, тоже верчусь… Живу, словом…

— Какой ты сейчас?

— Не дождётесь. Ни одного седого волоса… Ты замужем, Насть?

— Была… Разведена.

— Несчастная любовь?

— Нет. Просто, как говорят, не сошлись характерами. А как твой личный фронт? Я же ничего, совсем ничего о тебе за эти годы не слышала!

— Моя вторая жена опять беременна. Ждём второго пацана. Первая — иногда звонит и даже заходит.

— С ума сойти! Бурно живёшь. А сколько лет твоему первому?

— Тринадцать. Весь в папу!

— У меня дочка. Красавица растёт. Ей всего одиннадцать лет, а кокетничает с мальчиками, как умудрённая опытом взрослая женщина.

— С ума сойти, Настька! Двадцать лет! Как один день!

— Алло. Здравствуйте. Это квартира Пахомовых?

— Да.

— Извините. Будьте добры Настю+ Анастасию Фёдоровну+

— Это я.

— Здравствуй, Настя. Это Саша.

— Какой Саша, простите?

— Александр Николаевич… Ну Саша, твой одноклассник.

— Саша?! Это ты?.. Слушай, у тебя отличная привычка звонить раз в двадцать лет.

— Да, ты права. Ну+ суета, суета, жизнь… сама, знаешь.

— Да… знаю. Но я тебя не забывала.

— И я тебя, Настя, не забывал. Клянусь… ни на минуту. Просто всё никак не добирался до телефона. Бывало, соберусь позвонить и откладываю. Так откладывал годы, десятилетия…

Теперь уж откладывать нельзя+

— Старость грядёт, Шурик?..

— Да… Смешно… но стареть очень не хочется. Совсем не хочется.

— А ведь если подумать, мы прожили уже больше, чем нам осталось. Жизнь пролетела, как один день. А мы всё летели и летели за ней. Только она, сам знаешь, всё равно быстрее.

— Помнишь, мы всё думали, с кем угодно — только не со мной, только не со мной.

Ошибались. Так не бывает. И моя седая башка с моим радикулитом говорят мне об этом каждое утро.

— Ты стал философом.

— Годы берут своё.

— Но голос твой не изменился ни на капельку.

— Ты помнишь мой голос?

— … Я помню всё.

— Алло! Алло! Вас плохо слышно! Добрый день. Простите. А позовите, пожалуйста, к телефону Анастасию Фёдоровну.

— Простите, а кто её спрашивает?

— Что?! Говорите, пожалуйста, громче — я плохо слышу!

— С кем я говорю?!

— Это Александр Николаевич.

— Александр Николаевич?.. А-а-а… Вы… вероятно, её одноклассник?

— Да, да! Тот самый.

— Здравствуйте, Александр Николаевич. С вами говорит Марина, дочь Анастасии Фёдоровны. Мама много рассказывала о вас… Вы знаете… она умерла… полтора года назад…

Ссора

Этот запах раздражал ее с самого начала. Запах его бывшей жены, который, казалось, поселился навечно в однушке, оставшейся ему после развода. Когда ее мужчина был рядом, все шло хорошо. Но стоило ему уйти на работу, а ей остаться в пустой квартире, как этот запах начинал сводить с ума, выползая изо всех щелей. Сначала она надеялась, что приторно-сладкий аромат духов выветрится, исчезнет, но со временем поняла, что этого не случится. Источником был пакет белого кружева и ткани, бережно хранимый в шкафу. Свадебное платье бывшей, которое он почему-то не желал выбросить.

Жара стояла невыносимая. Она маялась целыми днями без дела, ожидая, когда он вернется с работы, а он уже который день ходил угрюмый, почти не обращал внимания на нее, и это начинало сводить с ума. Еле дождавшись, когда закроется дверь, она бросилась к шкафу и достала ненавистный пакет. Сев на кухне прямо на полу, стала с остервенением рвать ткань на кусочки, словно мстя за его настроение, и пустые дни, и свою ревность. Веря в то, что если исчезнет это платье и этот аромат, то все станет вдруг хорошо.

В коридоре раздались шаги. Счастливая, она бросила свое занятие и побежала его встречать. Он улыбнулся, поздоровавшись, устало снял пиджак и прошел в комнату.

— Ну как ты здесь одна целый день? Соскучилась? А у меня на работе+

На ходу развязывая галстук — завернул в кухню, продолжая делиться проблемами о скоте начальнике, не подписанном заявлении на отпуск и суке Марине из конкурирующей фирмы, на переговоры с которой убил полдня и обеденный перерыв. Она села рядом, и молча слушала, не сводя глаз.

— +и этот урод, который меня подрезал+

Он замолчал на половине фразы. Руки, державшие кружку и чайник задрожали, когда его взгляд упал на ворох белой ткани в углу.

— Ты что сделала?! — Заорал он вдруг.

— Да как ты посмела!?

Она сидела и молча смотрела на него.

А потом он ударил. И еще. Целясь в незащищенный живот, голову, спину, выкрикивая что-то.

Он бил долго, выплескивая всю свою обиду на неудачи и боль.

Вдох. Удар. Выдох. Секунда. Вдох.

Выволок в коридор, и, открыв дверь, толкнул на лестничную площадку.

— Убирайся! Видеть тебя не могу, слышишь! Пошла вон!

На лестнице было темно и холодно. Сил хватило только на то, чтобы отползти на два шага от двери, улечься на коврике и тихо-тихо заскулить. Боль толчками разливалась по телу с каждым ударом сердца. Мысли путались, и двигаться было невозможно.

Он вернулся в кухню, поднял то, что осталось от платья, сложил и отнес обратно в комнату. Все еще тяжело дыша, достал из холодильника запотевшую бутылку, налил жидкость в стакан, залпом выпил. Затем размахнулся и швырнул стакан в стену. Осколки со звоном посыпались на пол. Сел прямо на пол, дрожащими руками прикурил сигарету и заплакал.

Утром, выходя на работу — он споткнулся обо что-то на темной лестнице. Избитая им вчера овчарка лежала перед дверью и смотрела на него влюбленными глазами, непонимающими и полными слез+

сюнька
  • +8
  • 13 августа 2007, 02:04
  • Init

Комментарии (3)

RSSсвернуть /развернуть
+
0
во 2-й истории, прочитав последнее предложение, стало исчо грустнее
avatar

sanyok

  • 20 марта 2008, 23:43
+
0
bully
avatar

petruxa15

  • 06 мая 2008, 14:20
+
0
здорово! во второй истории неожиданный конец =)
avatar

4ever

  • 14 мая 2008, 19:27

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Валидный HTMLВалидный CSSRambler's Top100